нижнее бельё в йошкар-Оле нижнее белье йошкар-ола.

Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Владимир Андрющенко: «Стать факелоносцем Паралимпиады можно только раз в жизни»

Обладатель двух серебряных паралимпийских медалей, легкоатлет Владимир Андрющенко удостоился чести открывать эстафету паралимпийского огня в Омске. Спортсмен продолжает развивать свой талант и планирует в скором времени подарить Омску золотую медаль Паралимпиады.

— Владимир, в этом году вам выпала честь открывать эстафету паралимпийского огня в Омске. Для вас это важное событие?
— Безусловно, это большая честь открывать эстафету Паралимпиады, которая проходит в твоей стране. Такое бывает только раз в жизни. Нам подарили форму, жаль, что так же не поступили с факелами, как это было в других регионах. В Омске его можно было купить за 13 тысяч рублей. Я выбрал за эти же деньги купить телевизор в свой спортивный центр, чтобы ребята могли отдыхать между тренировками.

Сказать по правде, к выбору факелоносцев подошли недостаточно внимательно. Я спрашивал у одного из них, мальчика-школьника, занимается ли он спортом? Он сказал, что несколько лет назад играл в хоккей, и все. А ведь эти люди должны быть примером для подражания как для здоровых, так и для людей с ограниченными возможностями. Но, к сожалению, далеко не все факелоносцы отвечали этому требованию.

— Волновались перед эстафетой?
— Волнения не было, пока мне не сообщили, что я должен выйти на сцену и сказать речь. Об этом я узнал, уже стоя перед ней в форме и с факелом. Естественно, подготовиться времени не было, и я разволновался. Но меня попросили просто поздравить омичей с праздником, пожелать удачи паралимпийцам, что я и сделал, как умел.

У нас были жесткие рамки — после проноса факела было всего три минуты, чтобы сфотографироваться и пообщаться с прессой. Поэтому я даже не смог сделать фото на память со своей семьей — старался не отходить от регламента. Привык всегда соблюдать указания — спортивная дисциплина. А в конце эстафеты факелоносцы расслабились — свободно фотографировались с друзьями. Жаль, что и у меня не получилось уделить время родственникам и друзьям.

— Завтра, 7 марта, открывается Паралимпиада. Насколько важно это событие для общественности? Можно ли его сравнивать с Олимпиадой?
— Паралимпийцы — такие же спортсмены, как и их здоровые коллеги. Они также годами тренируются, борются за высокие результаты, за медали. Я, например, никогда не ориентировался на нормативы людей моей категории (Владимир занимается толканием ядра среди слабовидящих. — Прим.ред.). Я ставил перед собой цель — превысить результаты здоровых людей — и достигал ее. Поэтому Паралимпиада — это такое же важное спортивное мероприятие, а ее участники — такие же спортсмены, как и олимпийцы.

— Вы были на трех Паралимпиадах. Какая из них запомнилась больше всего?
— Наверное, Паралимпиада в Пекине в 2008 году. Незадолго до Игр умер самый близкий для меня человек — моя мама. Это было очень серьезное потрясение, которое выбило меня из колеи. Две недели я вообще не тренировался, а потом понял, что отказаться от спорта не смогу, и стал наверстывать. Было очень тяжело — в теле как-будто все заступорилось, но со временем я наверстал упущенное.

На Паралимпиаду я приехал в неплохой форме, толкал ядро на 18 метров. Для сравнения — 17.20 м — показатель для мастера спорта у здоровых людей. Хотя набрал я ее, скорее, вопреки ситуации — когда я уезжал на Паралимпиаду, мой тренер лежал пьяный и даже не знал о моем отъезде.

При этом накануне соревнований у меня сильно болела кисть, которой я толкал ядро. Когда я уже приехал на Паралимпиаду, пробовал тренироваться. Поначалу получалось неплохо, но не так хорошо, как могло бы. На первой попытке я показал бросок на 14 метров. Понимал, что могу гораздо больше. Вторая попытка была 15.35 метров, а третья — уже 16.52. Украинцы и белорусы пооткрывали рты, как так может быть, прибавлять по метру с каждой попыткой.

А последние три попытки я кидал под проливным дождем, стоя практически в луже. Для меня это было сражение с самим собой. Я даже не стал убирать воду с площадки, попросил оптимальное для меня ядро и бросил все три раза очень неплохо, а последний — на 16.27 метров. Я сражался уже не с соперниками — у них я выиграл на целый метр — а с самим собой. К сожалению, из-за того что выводили общий коэффициент по результатам классов В1 и В2 (по уровню слепоты), я получил лишь серебряную медаль. Эти соревнования для меня стали такой опорной точкой. Я всегда вспоминаю свою технику на них, свой моральный настрой на победу. Это напоминает мне, что я могу больше, чем кажется.

— А Паралимпиада в Лондоне?
— Там я тренировался практически один — тренер сделал акцент на новую девочку. Показал я далеко не лучший результат, который мог, но получил серебряную медаль. Можно сказать, что мне повезло. А та девочка стала лишь восьмой.

— Где вы сейчас тренируетесь в Омске? Есть ли какая-то своя площадка?
— Площадки, как ни странно, нет. Тренируюсь на улице, жду весну, чтобы заниматься на своей излюбленной поляне. Я пытаюсь попасть в манежи Омска, чтобы тренироваться там. Но сейчас какая-то странная система — заниматься там можно только вместе с одним из двух тренеров. При этом автоматически его записывают в твои личные тренеры и, соответственно, приписывают ему твои заслуги. Но дело в том, что я давно тренируюсь со своим инструктором, а с другими тренерами, которых предлагает мне городская администрация, не могу заниматься по объективным причинам. С одним из них я работал долгое время. Он талантливый человек, но у него большие проблемы с алкоголем. Он не раз меня подводил, а в профессиональном спорте это недопустимо. Недавно я ходил с этим вопросом к министру спорта Александру Фабрициусу, не знаю, услышал ли он меня. Но пока тренировочной базы у меня нет. Занимаюсь либо на улице, либо в своем центре в Тавричанке.

— Расскажите об этом центре. Насколько я знаю, вы открыли его на деньги, подаренные государством за паралимпийские медали.
— Да, плюс добавил свои средства от продажи квартир. Около трех лет мы строили этот спортивный центр в Тавричанке, где могли бы тренироваться и здоровые ребята, и инвалиды. Сегодня он уже работает, правда, пока без официального названия. А называться он будет «Энергия», как символ того, что заставляет нас двигаться вперед за победами. В этом комплексе есть большой тренажерный зал, несколько малых, а также массажный и косметический кабинеты.

— А насколько это востребовано у местного населения?
— Я стараюсь проводить с местными ребятами воспитательную работу, заставляю бороться с вредными привычками. Нередко выходил на беседы с подростками, курившими возле нашего центра, пытался донести до них весь вред того, что они делают. Уже сейчас к нам ходят немало ребят, с которыми занимаюсь и я сам, и тренеры. Приятно видеть перемены — приходят сутулые нерешительные парни, а через какое-то время у них меняется тело, осанка, появляется желание стать большими и красивыми.

— У вас пока только серебряные паралимпийские медали в копилке, планируете ли отправиться за золотой?
— Очень надоело быть всегда вторым, хочется исправить эту ситуацию. Пока не хочется загадывать, но я чувствую в себе силы, я сейчас в хорошей форме и планирую ее только улучшать. Сейчас мой спортивный центр достроен, и я могу все свое время отдавать тренировкам, что я и делаю. Надеюсь, еще успею завоевать «золото», хотя не так много времени осталось до завершения спортивной карьеры.

Анастасия ШУГАЕВА, "Класс"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.