Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Ирина Чащина: «В детстве мне говорили, что я слишком крупная для художественной гимнастики»

Серебряный призер Олимпиады-2004, омичка Ирина Чащина рассказала о том, как начинались ее спортивная карьера и что сейчас происходит в ее жизни.

«Дедушка водил меня на тренировки даже при минус 40»

- Ирина, вы пришли в спорт в таком возрасте, когда еще сложно принимать самостоятельные решения. Кто решил вас отдать в гимнастику?
- Все началось с 5 лет. Дедушка был очень предан спорту и хотел, чтобы я пошла по его стопам. Меня отдали в секцию художественной гимнастики и плавания. А так как мама у меня концертмейстер, мне пришлось ходить и в музыкальную школу. Плавание отсеялось через год. В 6 лет плавать я так и не научилась. Музыкалку закончила экстерном. Очень злилась на маму, что она меня туда отправила. Но, повзрослев, поняла, что гимнастика очень музыкальный вид спорта и чувство такта, ритма там очень важны.

- А в гимнастике остались…
- Это, наверное, была судьба. Мне нравились тренировки, я ходила на них в любой мороз. Помню, было минус 40, отменяли занятия, а я все равно ходила, закутавшись в шаль. Между тем ставок на меня не делали никаких. Когда я первый раз пришла на тренировку, тренеры сказали: «Очень крупная девочка, вес большой, коротенькие ножки. Пусть для себя, для здоровья занимается, если хочет». На первых выступлениях я начинала с 30-х мест. Потом 25-е, 20-е – потихоньку двигалась вперед. И в 8 лет уже начала выезжать на чемпионаты Омска, России. Я была настолько фанатично предана спорту, что других вещей просто не существовало.

- Родные поддерживали?
- Дедушка сшил специальные мешки с дробью, так называемые «грузы». Он надевал мне их на ноги и заставлял прыгать. Не хочу хвастаться, но благодаря этому у меня был один из самых сильных толчков в гимнастике. Я делала мужские прыжки во время упражнений. Может, этим самым и брала. А потом наступил самый тяжелый период, когда начались первые серьезные травмы, сборы, отлучение от родителей. Мне тогда было 12 лет, конечно, я к этому была не готова. Зато мне повезло с Верой Штельмбаумс. Все 18 лет она была моим единственным тренером. Мы даже родились с ней в один день. Наверное, это тоже судьба.

- Что было самым сложным в карьере?
- Когда я окончательно перебралась в Москву, попала в сборную команду России, тогда начались тяжелые тренировки. Тогда я уже поняла, что это не хобби, а работа. За мной стоит страна, на меня делают ставки. Я просто не могу развернуться и уйти. Хотя нам всегда говорили: «Пожалуйста – вас никто не держит, дверь открыта». Но ни одна гимнастка еще не ушла.

«До сих пор ненавижу сырники, потому что только их и можно было есть»

- Все это время придерживались строгого режима?
- Подъем всегда был в 7 утра. В 8.30 начиналась хореография, балет 1,5 часа. После этого первая тренировка. Мы брали все 4 упражнения, проходили их во время первой тренировки. Вторая была до 19 часов. Ну и диета была жесткая. Я до сих пор ненавижу сырники, потому что только их можно было есть на ужин. Днем гречка, рис, рыба или вареное мясо. Утром все едят яичницу, а гимнастки кашу на воде. Естественно, когда мы закончили спорт, все отелись килограммов на 10. Ну, это нормально! (смеется)

- Вы - кумир для многих начинающих гимнасткок. Что-то им советуете?
- У каждого спортсмена должна быть мечта. Когда мы приезжаем в другие города, к нам с Алиной Кабаевой часто подбегают маленькие девочки, спрашивают, как стать олимпийскими чемпионами. Что посоветуешь 5-летнему ребенку? Многое зависит от тренера. Часто, особенно молодые специалисты, пытаются реализовать свои неосуществеленные амбиции через учениц. Начинают наседать, слишком сильно растягивать, давать большую нагрузку. Это неправильно. Да и родители часто напрягают детей. Мне кажется, они туда вообще не должны лезть. Если они хотят, чтобы их девочка чего-то добилась, тоже должны полюбить этот вид спорта. Надо понимать, что когда у всех выходные, а у детей почти соревнования.

- Ну, как-то детям все-таки надо готовиться…
- Необходимо просто тренироваться. Когда маленькие дети начинают выигрывать соревнования, надо не расхолаживаться. Выигрывая в 7 лет, ты необязательно будешь первой и в 10. Главное, не быть слишком фанатично преданным своему делу в начале карьеры. Должно быть все гармонично – и спорт, и учеба. Ну а когда достигаешь первых результатов, тут уже надо вложить все свои силы и эмоции. Надо понимать, что большой спорт не бывает без травм. Придется чем-то жертвовать. Если уходить после каждой тренировки, когда болит голова, то ничего не добьешься. В моей жизни, наверное, победила сила воли, характер. У меня была цель доказать и тем, кто в меня не верил, что я чего-то стою в этой жизни.

- У вас ведь было разное отношение к предметам?
- Я любила упражнения с обручем. Они у меня всегда было самое серьезное, сильное, со сложными элементами. Очень не любила мяч и всегда за него переживала. Нам тренеры говорили: «Вы должны ко всем предметы любить одинаково, потому что когда-то один из них вас подведет» А я все равно мечтала, чтобы мяч был квадратным. Вот бы его взять, и поставить можно было! Бывало, во время сложных элементов, мяч отбивается от спины и улетает судьям под стол. И ты скатываешься с 1-го места на 10-е.

«Когда стояла на олимпийском пьедестале, была так истощена, что даже не могла плакать!»

- Самым главным вашим выступлением, безусловно, были Игры в Афинах в 2004 году…
- Мы целый год каждую неделю выступали на разных стартах, обкатывали программу. Доводили все до автоматизма. И когда выходили на Олимпийских играх, честно сказать, эмоций не было никаких. Как нам говорила тренер сборной Ирина Винер: «Вышли, отработали, ушли, а дальше - сдохли» Никто не должен видеть, что вам плохо. На самой Олимпиаде мы практически ничего не видели, потому что жили в олимпийской деревне, нас привозили из зала в гостиницу. Не было телевизора, телефоны у нас отбирали, чтобы ничего не отвлекало. Мы рано ложились спать. Кроме цели другого ничего не существует. Сложно было что-то запомнить. Поэтому я мечтаю снова съездить когда-то в Афины и посмотреть достопримечательности.

- Наверное, до сих пор помните, как стояли на пьедестале?
- Меня буквально моментально завалили сообщениями близкие – все радовались. Описать это невозможно. Наверное, это может почувствовать только тот, кто стоял на этом пьедестале. Олимпийские игры – это высшая планка для любого спортсмена. Многие мечтают, если не выиграть, то хотя бы просто поучаствовать, даже в качестве запасной съездить. Перед Олимпиадой у меня случилась серьезная травма и уже такая была психологическая ломка – то ли выступать, то ли нет. Но я всегда понимала, что если дам слабинку, то буду потом всю жизнь жалеть. Ощущения очень противоречивые – с одной стороны радость, а с другой опустошение, потому что пик твоей карьеры достигнут. Помню, стояла на пьедестале, и у меня не было слез, настолько я была истощена – и физически, и душевно. Играл гимн, а я думала: «Господи, ну вот мы достигли этого, а что дальше-то? Чем заниматься?» Спортсмен, по сути, больше ничего не умеет, потому что упущено образование, если уж честно.

- Сложно было перестроиться на жизнь обычного человека?
- Я привыкла к жесткому режиму. А существование после спорта – это совсем другая реальность. Заканчивая карьеру, многие просто не понимают, что делать дальше, куда идти. У меня это происходило в течение 2 лет. Ты выступаешь, тебя любит публика. Когда уходишь, наступает пустота, все обрывается. Гимнастика – очень ранний вид спорта. Девочки, если у них нет таланта, могут закончить в 15 лет. Я ушла в 23 года. В Москве у меня не было ничего – ни знакомых, ни параллельных занятий, чтобы плавно перейти куда-то в другое место. И вот лежала я, наверное, целый месяц на диване, плакала и думала, чем бы заняться. Через это все проходят. Кто-то идет в тренеры, кто-то в комментаторы, я решила, что мне нужно поступить в институт, наверстать упущенное в учебе. Буквально через полгода начались «Танцы на льду» и «Цирк со звездами». Новые знакомства, связи, я снова на публике. Эти проекты вывели меня из жуткой депрессии.

- Что составляет ваши ежедневные заботы сегодня?
- После спорта успела поработать 3 года на госслужбе, потом советником префекта в Центральном округе. Тоже занималась массовым спортом. Мы строили разные площадки, физкультурные комплексы. Считаю своим долгом иногда выезжать в детдома, общаться с детьми, помогать им. Сейчас, это тоже были долгие труды, у меня работает школа в Барнауле. Такой проект получился хороший! Многие детишки перешли туда практически из подвальных помещений. Несколько раз в год я стараюсь посещать эту школу, привозить туда наших олимпийских чемпионок, чтобы они могли дать стимул детям. Честно говоря, я очень устала от художественной гимнастики. Но как бы я не отходила от нее, жизнь меня возвращает обратно. Часто приглашают на соревнования в качестве почетного гостя. Все-таки общение со звездой для многих ребят – это большой стимул.

Анна МИКУЛА, "Комсомольская правда"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.