Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Опрос

Будете ли вы следить за выступлением «Авангарда» в Кубке Надежды?

  • Нет (55%, 88 голос(ов))
  • Да (45%, 71 голос(ов))

Всего проголосовало: 159

Загрузка ... Загрузка ...

Архивы

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Партнеры

новости бокса, бокс россия, бокс чемпион, алексей тищенко, чемпион мира

Счетчики

Яндекс.Метрика

Андрей Мезин: «Жаль, что не все теперь зависит только от «Авангарда»

Последний раз форму сборной Беларуси  голкипер "Авангарда" Андрей Мезин надевал в мае 2012-го, то есть, почитай, 20 месяцев тому. Покинул ее со скандалом вечером после матча с США, по ходу которого его заменил на ленточке напарник Коваль, он без ведома тогдашнего главкома национальной команды Кари Хейккиля улетел из ее расположения. По прошествии этих 20 месяцев приятно осознавать, что не у одного меня теплилась надежда “это еще не финал”.

И конечно, приятно вновь видеть Андрея Мезина в воротах белорусской сборной. Пусть пока всего лишь в рамках тренировочного кэмпа.

— Когда уходил со льда “Хартвалл-Арены” в матче с американцами, отдавал себе отчет, что это может быть расставание со сборной навсегда?
— Если честно, о таком варианте даже не думал. Скорее не покидало ощущение, что все же не последний мой матч в национальной команде провел. А жизнь это только доказывает. Все-таки я в сборной уже пятнадцать лет. За это время сменилось много тренеров и даже руководителей федерации, но неизменно я был при деле. В середине двухтысячных уже собирался заканчивать, но судьба так складывалась, что возвращался вновь и вновь. Мог вернуться еще к олимпийской квалификации, но тогда не вышло. Людей, из-за которых в 2012-м разгорелся сыр-бор, на своих постах уже нет. А я вот до сих пор играю. И как всегда готов помочь, чем смогу. Тем более к нам вернулся Глен, это тоже сыграло определенную роль. Хотя не считаю, что путевка на минский “мир” у меня уже в кармане, ее еще нужно заслужить. Но если раньше считал, что этот чемпионат может стать последним...

— ...то теперь так не считаешь?
— Больше не загадываю. Чемпионат мира может быть и последний, однако торопиться уходить из хоккея точно не стану. Буду играть, пока играется.

— Что ж, по примеру Гашека вполне можно себе отмерить еще пяток сезонов.
— Ну ты сравнил — где я, а где Доминик! Хотя пример действительно воодушевляющий. С “физикой” у меня сейчас все в порядке, разве что травма вмешается.

— Нет сожаления, что возвращение в сборную не состоялось год назад? Глядишь, сейчас бы готовились не ко гданьскому “челленджу”, а к сочинской Олимпиаде.
— Как сложилось, так сложилось. Жаль, конечно, что сборная осталась без Игр. Ну что ж... Я предупреждал. Раз в планах на “квалифай” не значился, не навязываться же было. Жизнь продолжается, это не последняя Олимпиада.

— Но в минувшем феврале человека, из-за которого ты покинул лагерь сборной в Хельсинки, уже несколько месяцев не было у руля команды.
— Там дело не в одном человеке. Пожалуй, давай не будем углубляться в тему — сейчас точно для этого не время. Просто события доказали, кто был прав, а кто — не очень.

— А на стокгольмском-то “мире” в прошлом мае ты точно не был бы лишним.
— Туда я действительно не мог приехать. Скабелка звонил, звал, у меня с ним нормальные отношения. Но во время плей-офф повредил коленную связку. Куда мне на чемпионат мира? На тот момент не было ни клуба, ни страховки, ни определенности с состоянием колена. И это с учетом того, что “Трактор” дошел до финала Кубка Гагарина, времени все уладить, считай, не имелось. Пока обследовался, поезд ушел.

— За наследников в Стокгольме стыдно не было?
— Нисколько. Вратари выступили на уровне, особенно если учесть, что и для Белинского, и для Мильчакова это был первый чемпионат мира. Воображаю, как им пришлось нелегко. Не столько даже физически, сколько психологически. Уже потому, что до последнего момента они находились в подвешенном состоянии: приедут другие — не приедут. Это здорово нервирует и мешает подготовке, чем когда с ходу знаешь, что ставка на тебя. В общем, парни молодцы. Конечно, есть еще над чем работать, но уже никто не скажет, что за спинами Мезина и Коваля — пустота и пропасть.

— Сейчас молодежь тянется к науке “стариков”?
— Чтобы подходили и что-то спрашивали, такого не припомню. Да и зачем: у меня свой стиль, у другого — свой. И пока играю, нужно смотреть за собой.

— Тем паче что в кэмп внепланово подъедет и Коваль...
— Виталику нужна практика. Пока тренеры не обозначали свои планы на наш счет: кто сколько сыграет и так далее. И вообще, даже место в составе на польский турнир еще ни за кем не забронировано.

— В “Авангарде” не было кислых мин по поводу твоего убытия в сборную?
— Наверное, никакой тренер не в восторге, когда в паузах полкоманды разъезжается — кто в первую сборную России, кто во вторую, а кто, как в моем случае, и не в российскую. Но какого-то явного раздражения никто не высказывал. Пришел вызов — доброго пути.

— Атмосфера в клубе сейчас, полагаю, наэлектризована.
— Не сказал бы. Все было в наших руках: играли, старались, бились. Во многих матчах, даже тех, в которых уступили, переигрывали соперников. Ясно, что сейчас команде аукаются очки, недобранные не в последние месяцы, а на старте, где их растеряли слишком много.

— Почему глаголы в основном в прошедшем времени?
— Ну да, шансы завоевать путевку в плей-офф теоретически еще остаются. Жаль, не все теперь зависит только от нас. Срастется — здорово. Нет — ну что ж, это спорт. А в нем полезно иногда оказаться битым. Потом победы будут цениться выше.

— Ногачеву передал омские респекты за “гол недели” в ворота “Авангарда”?
— Ха, даже как-то из головы вылетело. Точно, надо парня похвалить. Нечасто такие голы удаются, тем более защитнику.

— Пропустивший ее Карлссон сильно переживал?
— Не думаю, вратари к этому относятся более или менее спокойно. Бросок с разворота, да еще с неудобной впритирку со штангой — траекторию просчитать практически нереально.

— Можешь назвать этот год одним из самых счастливых?
— Для меня он складывается неплохо: 13 игр, 9 побед, дома ни одного поражения. В Омске все устраивает — отличный коллектив. Даже не определю свой круг общения в раздевалке, потому что он охватывает всю команду. Не могу сказать, например, что с Сергеем Костицыным контачу больше, как с партнером по сборной, — со всеми много и хорошо. А если вспомнить, что такие отношения внутри команды, которая все-таки испытывает давление из-за далеких от желаемых результатов, это ценно вдвойне.
Разве что декабрьская травма немного помешала разогнаться по накатанной. Но даже здесь нет худа без добра — пауза пришлась как раз на рождение ребенка.

— Собственно, на это событие главным образом и намекал, говоря о счастливом сезоне. Сын появился на свет на родине жены в Киеве?
— Да. Вот как раз благодаря травме имел счастье встретить их у крыльца больницы. Сейчас вся семья уже вновь основательно перебралась в Минск.

— Почему не в Омск?
— Это было бы не слишком удобно. Все же быт там не налажен, как здесь, да и с двумя детьми особо не наездишься. В конце концов, просто смысла нет — я же скоро сам вернусь в Минск.

— Года три назад твоя мама сказала в шутку: “Андрей встал в очередь за мальчиком”. Наверняка отец трех дочерей воспринял появление сына с особым восторгом...
— Конечно, но он был бы не меньшим, если бы стал счастливым отцом и четырех дочерей. Но сыну, конечно, рад. Понимаю, как Анжелике сейчас тяжело: наша старшая тоже непоседа, за двумя нужно присматривать. А я сейчас оказывать активную помощь по понятной причине не могу. Но это все ради будущего. Теперь мы себе не принадлежим.

— Как назвали сына?
— Андреем. Это в честь деда, которого я очень любил. Так что решение пришло само, никто не возражал.

— Клуб, как ты заметил, отпустил в сборную без проблем. А вот жена могла и воспротивиться такому “выпаливанию” короткого клубного отпуска. И едва ли кто-то посмел бы ее за это осудить.
— Она как раз за мое выступление в сборной двумя руками. Чуть ли не больше, чем я сам. Говорю: “Может, моя помощь нужна?” А мне: “Справимся сами, давай дуй. Тем более что впереди домашний чемпионат мира”. Считает, что я заслуживаю на нем выступить как мало кто. Так что конфликт “семья или сборная” у нас исключен.

— В нее, как уже подчеркнуто, вернулся Хэнлон. Это тот самый Глен, которого помнишь с середины двухтысячных?
— Наверное, все-таки немного другой. Кажется, на него тоже давит ответственность домашнего “мира”, которую он вполне осознает. Да и специфика работы у него сейчас принципиально иная: прежде он приезжал непосредственно к крупному соревнованию, сейчас ведет команду целый сезон со всеми сборами. А в ней немало молодежи, с которой нужно повозиться, чтобы вышел толк. Что он и делает, так что времени на его фирменные шутки и приколы сейчас меньше.

— С прежней мыслью, что Игры в Сочи и “мир” в Минске — символическая финишная черта, ты сейчас не согласен?
— Скорее нет. Планки устанавливал, когда мне было где-то 35. Пытался смоделировать, как буду себя чувствовать через несколько лет, на что буду способен. И вот сейчас в 39 понимаю, что чувствую себя прекрасно, как и в 30. Сил хватает, хоккей точно не надоел, так зачем спешить на покой? Но пока давай доживем до минского чемпионата мира, а что будет после — после и увидим.

Вячеслав ФЕДОРЕНКОВ, "Прессбол"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.