Уничтожение архива смотрите здесь.

Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Олег Кулешов: «В Омске дети элементарно не могут ездить на соревнования в другие города, как это было в мои времена»

Главный тренер сборной России по гандболу, омич Олег Кулешов рассказал о своей работе, уровне гандбола в стране и перспективах национальной команды.

Мы встречаемся с Кулешовым в самом центре Москвы. Один из арбатских переулков, небольшой офисный новодел. Главный тренер сборной России выбегает на 20-градусный мороз встретить меня на улице, как мальчишка, в одном свитере и проводит в свой «штаб». Эта маленькая, кругом застекленная переговорная комната залита щедрым морозным солнцем, а вокруг в несколько ярусов громоздятся разномастные арбатские крыши. Постоянно щурясь, как сытый кот, от ярких лучей и периодически щелкая Олега на свой фотоагрегат, я включаю диктофон и завожу разговор, к которому стремился с самого окончания Евро-2014.

- Олег, логичный вопрос: почему мы встретились именно здесь, на Арбате?
- В этом бизнес-центре хозяин мой давний друг. Ну и по старой дружбе выделяет уголок, мне тут комфортно.

- Насколько часто вы в Москве?
- В Москве я однозначно провожу большую часть времени, уже два года по сути живу в Москве. Конечно, моя семья — жена и дочь — в Германии, но я почти безвылазно здесь.

- Насколько комфортно вот так, без семьи?
- Ну конечно, не просто. Пойми, я же пришел в сборную, практически не представляя, что здесь да как. Поэтому чтобы понять, с кем работать, как работать, надо было быть и по-прежнему надо быть именно в Москве.

- Расскажите про семью. Я вот, каюсь, ничего про нее не знаю.
- Моей дочке 10 лет. Они с мамой живут в Магдебурге, ходит ребенок в школу, где вторым языком преподают русский. В Восточной Германии это очень модно сейчас: вторым иностранным либо русский, либо китайский. Дочка занималась большим теннисом, пока папа не уехал. Теперь ходит на танцы и гимнастику. Чтобы были мало-мальские результаты в теннисе, надо заниматься не только в группе, но и индивидуально. И я занимался с дочкой. Сам очень люблю в теннис играть и в хоккей. Если колено позволяет.

- И как же вы со своим оперированным в игроцкие времена коленом на корт выходите и на коньки встаете?
- Не просто встаю, а четыре года откатал в любительской лиге в Германии! У нас команда была русскоязычная, большой регион Ганновер - Вольфсбург — Магдебург: народ со всей округи съезжался. Я, между прочим, как из Омска уехал в 14 лет, на коньках лет двадцать не стоял. А там по-настоящему потянуло на лед, играл по возможности постоянно. Ведь у нас сейчас тоже хоккейный бум: работающие люди в самых разных лигах играют повсеместно, еще и по ночам. Примерно то же самое и в Германии.

Два года назад, к сожалению, понадобилась новая операция на давно оперированном колене. Я тогда был тренером в команде «Шпринге», боролись за выход во вторую бундеслигу. И вот на тренировке перед решающим матчем я на площадке подвернул колено. Сделали операцию неудачно: занесли инфекцию. В общем, долго были проблемы. Вот совсем недавно 20 минут побегал в футбол с друзьями, в Новогорске разок покатался на коньках — вроде всё нормально. Хоккей и теннис — для меня лучший отдых.

- Короче говоря, вы не Хиддинк и не Адвокат, живете всё-таки в России.
- Подсчитал недавно: за прошлый год не был в Москве только два с половиной месяца. Так что я по сути постоянно здесь — не Хиддинк и не Адвокат!

- А по России ездите, чтобы смотреть матчи чемпионата России?
- Честно — нет. Мне достаточно интернет-информации, там почти каждый матч можно увидеть. Пусть парни не обижаются, но мне неинтересно смотреть условный матч «Нара»-«Энергия», там нет пищи для размышлений главного тренера сборной. Если мне надо увидеть талантливую молодежь, то я поеду на их сбор и посмотрю их игру или тренировку. Если важная игра, где сборники рубятся против сборников, а игры нет в Интернете, то я звоню коллегам в клубы.

- И как у вас складывается контакт с коллегами? Как известно, у Трефилова с тренерами-коллегами в женском гандболе далеко не всё гладко.
- У меня всё нормально. Я не так часто общаюсь, но любой вопрос всегда могу задать. Если мы в сборной даем для конкретного игрока отдельное задание, то я, конечно, поговорю специально с его клубным тренером. И не в плане диктовки с нашей стороны. Это, прежде всего, диалог. Потому что я ставлю себя на место клубного тренера и понимаю, что тренер сборной ни в коем случае не должен вмешиваться в клубные дела.
Приведу пример с одним игроком Перми. Посмотрел его в нескольких играх, понравился. Звоню Льву Воронину: «Лёва, скажи свое мнение по парню». А он: «Да, что-то есть, но пока еще сырой, много надо работать». Это его видение, его рекомендации, я всегда прислушиваюсь. Так же и с Торговановым, и с другими. Конечно, у меня свой взгляд, Александр Рыманов добавляет свое видение, но мы обязательно советуемся и с клубными тренерами.

- А как вас встречают в Чехове?
- Я езжу в Чехов, но не так уж часто. С Максимовым общаемся нормально, если есть вопросы — обязательно обсуждаем.

- Мне кажется, у Максимова к Кулешову больше вопросов, чем наоборот.
- Ну наверно.

- А он их задает?
- Ну что-то спрашивает при встрече, что-то на исполкомах ФГР — нормально у нас всё.

- А Владимир Салманович звонит вам?
- Нет.

- А вы ему?
- Когда есть вопросы, когда действительно важное что-то, конечно, я звоню.

- То, что «Чеховские медведи» на первом месте в чемпионате, вас не удивляет?
- Это нормальное явление. Много опытных игроков ушло, пришла молодежь, у которой зашкаливает желание доказать, что они могут достойно заменить ушедших. Ну и конечно, Астрахань, Волгоград, Пермь, да все подряд нестабильно играют.
Конечно, качество чемпионата России очень далеко от идеала. И я уже неоднократно высказывался, что нашему чемпионату нужны качественные легионеры. Не белорусы, украинцы, литовцы, а условные злые югославы.

- У наших клубов сейчас есть возможность брать качественных игроков из Европы?
- Думаю, конечно, есть. Почему в женском гандболе к нам едут очень даже серьезные игроки, а в мужском мы не можем пригласить хотя бы качественную рабочую силу. У нас по-прежнему боятся самого слова «легионер». Люди придут и, во-первых, составят конкуренцию нашим игрокам. На фоне этой конкуренции они еще и поучиться могут у качественного легионера. Конечно, чемпионы мира к нам не поедут, но добротные игроки в команду-участницу еврокубков — вполне.

- Вы доводите свою мысль о необходимости легионеров до своих коллег из клубов?
- Да, мы постоянно эту тему обсуждаем, поднимаем вопросы на исполкомах, в том числе.

- И как вам кажется, почему до сих пор легионеров у нас нет?
- Вопрос не ко мне.

- Можно назвать наш гандбол находящимся за «железным занавесом», как будто мы по-прежнему в СССР живем?
- Ну... схожего очень много. Понятно, что есть объективные, социальные причины, почему клубы не могут себе этого позволить. У девчонок был отток в середине нулевых, когда постоянно наши побеждали, когда был спрос на них. Но у женщин сейчас и наш чемпионат очень конкурентный и интересный.

- А наш мужской чемпионат стал интересным? Вам он интересен?
- Мне — интересен. Сейчас у наших сборников появилось больше возможностей показывать себя, стало больше конкурентной борьбы. У ребят есть реальный шанс проявить свои лучшие качества и получить приглашение куда-нибудь в Европу — вплоть до Испании и Германии. Надеюсь, они это понимают. Нынешнему поколению — особенно молодым и даже скорее юным ребятам — не хватает идеалов, живых кумиров.
Я вот вспоминаю часто себя 12-летнего. Наша омская команда приехала на детские соревнования в Челябинск. А там как раз проводили тур чемпионата Союза — ЦСКА, «Полет». И я там первый раз увидел Рыманова. Я поздоровался с ним и — клянусь! - неделю руку не мыл!

А что сейчас в моем родном Омске? Дети элементарно не могут ездить, как это было в мои времена. У меня мальчишкой были Владивосток, Краснодар, Челябинск, Москва, Астрахань — я ездил по стране, и это было потрясающе и для игрока, и просто по-человечески. А сейчас я приезжаю в Омск и вижу, что у мальчишек один комплект формы на несколько возрастов. Ребята никуда не ездят, соревнуются внутри Омска, в лучшем случае Челябинск могут себе позволить. И то эти деньги надо вытащить из кармана родителей.

- Девятое место на чемпионате Европы — это хорошо, плохо, никак? Как вы оцените результат, достигнутый в Дании?
- Это плохо.

- А вы помните, какие у нас были места на предыдущих Евро — в 2012-ом, в 2010-ом, в 2008-ом?..
- Я не хочу туда оборачиваться. На «мире» мы стали седьмыми — и вот это был достойный результат.

- А разве девятое место на «Европе» и седьмое на «мире» не одно и то же по сути?
- «Мир» был для меня первым турниром. «Европа» - турнир сам по себе намного сложнее. Но это был уже второй турнир для меня как тренера, и я хотел увидеть подтверждение определенного уровня.

Прежде всего, я неудовлетворен результатом. Мы сегодня не можем говорить, что мы фавориты, что мы придем и возьмем медаль. Но у нас есть всё для того, чтобы сделать это. Ошибка с Польшей — это был тот шаг, который отбросил нас сразу назад.

- И в чем же, по-вашему, была ошибка? Первый тайм выигран и выигран, как казалось, спокойно, а во втором задрожали и развалились.
- Получили две минуты в раздевалку, и все понимали, что после перерыва первые 5-7 минут надо просто выстоять и вернуться в игру.

- У вас с Александром Рымановым было 15 минут перерыва, чтобы объяснить это команде. Выходит, не смогли донести свои мысли до игроков?
- Мое мнение, что мы ребят где-то перенастроили. Пересмотрев эту игру с Польшей, я не могу сказать, что у нас там не было шансов. Да, начало второго тайма провалили, но потом не забили во многих моментах своё.

- Вы почувствовали, что в концовке поляки мяч или два позволили вам забить просто так?
- Честно, нет. В такой игре — а она была последним шансом для Польши, да и для нас многое решалось — очень тяжело настолько технично всё рассчитать. Можно так отдать 1-2 мяча, что потеряешь всё. Не думаю, что поляки настолько хладнокровно всё рассчитали. Хотя, может быть, один мяч в самом конце они позволили без сопротивления забить.

- Насколько вы контролировали ход игры? Удавалось вам не «поплыть» в решающие моменты?
- Я контролировал и себя, и ситуацию на площадке. В каждом моменте понимал, что нужно делать. Где-то нам не хватило разнообразия сыграть в линию, доиграть до краев. Слишком многое у нас «заточено» под игру задней линии.

- Олег, вы по-прежнему молодой тренер. Но у вас за плечами уже два больших турнира в качестве главного тренера сборной. Вы почувствовали, что нарастили «тренерское мясо»?
- Ну вообще-то, я готов оставаться вечно молодым!.. А если серьезно... Это забирает много сил, добавляет опыта, безусловно. Но думаю, что об этом лучше не мне судить. Если сравнить два турнира — ЧМ в Испании и ЕВРО в Дании, то сейчас я был намного спокойнее и увереннее.

- Но по ТВ-картинке этого, честно говоря, не было видно...
- Ну я же не смотрю на себя со стороны... Если честно, для меня нет проблемы казаться кому-то смешным ради результата. Я не стесняюсь своих проявлений, где-то слишком эмоциональных, непосредственных. Конечно, возможно, что я что-то говорил неправильно.

- Постоянно казалось, что в тайм-аутах говорит не тренер, а игрок Олег Кулешов.
- Что касается всяких словечек нецензурных, которые проскакивали, - прошу прощения. Эмоции захлестнули, особенно в первой игре с французами. Сразу не задумывался об этом, что вокруг микрофоны и всё такое. Ну мы общаемся на таком языке! Если я буду говорить условно «Уважаемый Егор, сделай то-то», парни не поймут. Часто в тайм-аутах тренер должен просто успокоить. Поверь, Артём, если ты проигрываешь семь-восемь мячей, и тренер тебе втыкает, как и что надо сделать, ты не сделаешь никогда. Чтобы выполнить задачу, надо жить на площадке. Жить на площадке, это мое мнение.

- Что сказали игрокам на прощание, когда разъезжались после Евро?
- Сказал, что мы опять отдали своё. Мы отдали шансы, когда могли побороться за медаль.

- А если бы смогли сыграть, как Польша, за пятое место, это был бы успех?
- Это не успех, а уверенность. Уверенность в том, что ты можешь больше. Было бы слегка обидно, что чуть-чуть не дотянули до медали, но была бы уверенность, что можем больше. Нам не хватает... Мы не можем в раз перестроить людей, которые 12 лет ничего не выигрывали.

- Согласны со мнением, что большинству игроков, которые есть в вашей обойме, нужна слишком многое менять в себе — в психологии, в игровых привычках, чтобы выйти на требуемый уровень?
- Нужно, прежде всего, ломать, преодолевать неуверенность в себе. Это банально, это говорится мной два последних года, но это факт: у нас нет духа победителей. А уверенность может прийти только с результатом, от которого ты можешь оттолкнуться. Ребята стараются, развиваются, стараются сделать лучше, но пока далеко не всё получается.

- Почему те же Горбок или Игропуло не стали на ЕВРО-2014 теми, кем, наверное, должны стать, то есть несомненными лидерами, которые ведут за собой? Особенно это было важно в критические моменты турнира.
- Первые слова, которые я услышал от ребят, когда мы только начали совместную работу, были «сражаться, сражаться». А это неправильно, изначально неправильно. Потому что важнейшее — это побеждать, а не сражаться. Или по-другому, сражаясь, побеждать. Ключевое слово — по-бе-да. Они десять лет сражались, я имею в виду лидеров команды, тех же Костю Игропуло, Сергея Горбока или Тимура Дибирова. В головах должно быть именно «побеждать», прежде всего, а не сражаться.

- А есть люди, которые не были в составе на ЕВРО, но в скором времени могут попасть в обойму?
- Думаю, линейный Паша Максимов нам помог бы, если бы не травма. Он совершенно другого плана линейный, чем Пышкин или Евдокимов. Есть левый полусредний в Волгограде — Комогоров, на сборах хорошее впечатление оставил. На левом краю Сорока, Остащенко, хороший паренек в Краснодаре Куретков . На правом — Ян Ковалев, еще пара молодых есть. В розыгрыше есть Шелестюков в Волгограде, Афлитулин, Беженарь. Но всем этим людям непочатый край работы.

Мне тут недавно задали вопрос, а будет ли омоложение команды. Я ответил: «Мне по большому счету всё равно, будет игрок молодой или старый». Потому что моя задача — это построение национальной сборной, лица нашего гандбола на международном уровне.

- И что тогда с Дибировым, Чипуриным, Растворцевым? Они еще могут оказаться в сборной?
- Конечно! Если они готовы играть в сборной, у меня никаких вопросов, никаких проблем. Я — только за. Даже без разницы, что и как было. Я уважаю их решение в любом случае. В случае с Дибировым я абсолютно серьезно говорю, что не понимаю, о каком конфликте между нами шла и идет речь. Не было никакого конфликта.

- То есть вы ни с кем не ссорились?
- Ну я же не враг себе, не враг стране... Всегда готов к диалогу. Но пока в наших отношениях ничего не происходит.

- Но время-то лечит. Можно хотя бы поговорить, ведь правда?
- Может быть, когда-то что-то... в обозримом будущем.

- А кто сделает первый шаг?
- Найдутся третьи силы, помогут (смеется)!

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

ОЛЕГ КУЛЕШОВ
возраст: 39 лет
место рождения: Омск
воспитанник омской СДЮШОР, отец Олега Михаил Кулешов — гандбольный тренер
клубы: «Каустик» (Волгоград), «Магдебург», «Гуммерсбах»
достижения: 3-кратный чемпион России (1996-98), чемпион Германии (2001), победитель Лиги чемпионов (2002);
чемпион мира (1997), чемпион Европы (1996), вице-чемпион Европы (2000), бронзовый призер ОИ-2004
тренер: «Магдебург» (ассистент), «Шпринге» (3-я бундеслига), в сборной России — с марта 2012
сборная России при Кулешове — ЧМ-2013 (7-ое место), ЧЕ-2014 (9-ое место)

Артем ШМЕЛЬКОВ, Russianhandball.ru

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.