Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Егор Шастин: «Я ни о чем не жалею»

Воспитаннику омского хоккея Егору Шастину, игроку большого таланта – по большей части, конечно, не реализованного, судьба в последнее время преподносит одно испытание за другим.

После трех сезонов в КХЛ, проведенных в форме «Торпедо», он отправился в турнир рангом ниже. В тольяттинской «Ладе» был на первых ролях, но затем его имя стало постоянно мелькать не в списках бомбардиров, а в списках травмированных. Первая травма случилась на предсезонке, вторая – в середине чемпионата в дебютном же матче. Операция в Тольятти, которую нельзя было назвать успешной. Переезд в Швейцарию и контракт с клубом «Red Ice» – представителем Лиги B. И новая травма. И вновь на предсезонке. И лишь в декабре минувшего года Егор Шастин покинул лазарет, откуда, казалось, уже не было выхода.

– Как ваше здоровье?
– Спасибо, сейчас все хорошо, я поправился и уже провел четыре матча. Наконец-то.

– Как жили все это время?
– Как жил? Работал, приходил в зал. Тяжело было, скрывать не стану. Всю жизнь играл в хоккей и тут такая большая пауза. Но сейчас чувствую себя хорошо.

– Есть ли у вас обида на тольяттинских врачей?
– Ух, и вопросы вы задаете! Нет, никаких обид с моей стороны нет. Все мы люди и все можем ошибаться. К сожалению, тогда не было времени, чтобы организовать лечение где-то в Европе, поэтому пришлось лечиться в местной клинике.

– Как вы оказались в «Red Ice»?
– Звали меня давно. Когда-то в 90-х годах, когда я был маленький, мой отец играл в Швейцарии. И я занимался в одной из местных школ. Это, кстати, позволило мне получить швейцарскую лицензию. Я в 2002 году играл в «Амбри», когда меня обменяли из «Авангарда» на один сезон, и вот сейчас получил приглашение из «Red Ice». Я сейчас ни о чем не жалею. Моей семье здесь комфортно, живем в хорошей стране, с хорошим климатом. Так что все счастливы и довольны.

– Справки о новой для себя команде наводили?
– Мне сразу все рассказали, как только сделали предложение. Отец в Мартиньи играл один сезон, и я хорошо знал и город, и эту арену. Так что, можно сказать, вернулся на 20 лет назад. Интересно, конечно, вот только на арене за это время почти ничего не поменялось. Только маленькая трибуна за воротами добавилась, а так все осталось, как и было. Даже раздевалка та же – я ее хорошо помню, когда прибегал к отцу после матчей.

– Язык быстро вспомнили?
– Потихоньку вспоминаю. Партнеры помогают, так как периодически выхожу на лед не только с теми, кто говорит по-русски.

– На каком языке происходят установки в вашей раздевалке?
– Изначально на немецком, но все ребята тут же переводят друг другу. Потом тренеры могут дополнительно кому-то конкретно что-то разжевать. Так что с этим проблем нет.

– Что за хоккей в Лиге В?
– Хоккей хороший и уровень его постоянно растет. Не зря же сборная Швейцарии год от года прогрессирует на мировых чемпионатах. Было бы интересно, если бы прошли матчи между командами ВХЛ и командами из швейцарской Лиги В. И неизвестно, кто был бы сильнее. Я, конечно, русский человек и должен говорить о том, чтобы русские всегда побеждали, но есть объективная реальность – в хоккее теперь очень сильная конкуренция.

– В Лиге В есть хорошие арены?
– В Базеле хороший дворец, думаю, он вполне подошел бы и для проведения матчей КХЛ. Даже не так – не просто хороший дворец, а шикарный. В Лиге А не у всех есть такой каток, как в Базеле.

– Как болеют в Швейцарии? Здесь знают, на каком месте в таблице идет команда или многие просто приходят провести время, пообщаться и выпить пива?
– Мне трудно однозначно ответить на этот вопрос. Фанатские сектора на аренах стоячие и бывает здорово, когда болельщики начинают дружно распевать свои песни. Причем болеют культурно, с уважением друг к другу. Такого, что, порой, происходит на дерби ЦСКА – «Спартак», когда целые сектора начинают материть болельщиков другой команды, здесь точно не встретишь. Мы играем для болельщиков, а разбираются они или нет – дело второе. В конце концов, люди заплатили свои деньги, и наша работа – доставить им удовольствие.

– То есть драк между фанатами здесь не увидишь?
– Ну только в самом крайнем случае. Я, правда, вспоминаю, что когда играл в «Амбри», у нас было дерби с «Лугано». И вот там эмоции часто зашкаливали. Стекла в автобусах вылетали, помню. Можно было сезон плохо провести, но обыграть «Лугано» надо было любой ценой. Но совсем уж за рамки никто не выходил.

– Почему все-таки на «Red Ice» небольшая арена заполняется не полностью?
– Надо понимать, что мы играем в небольшом городе, где течет очень размеренная жизнь. И хоккей здесь далеко не на первом месте. Но я уверен, что если мы будем хорошо выступать, болельщиков будет больше. Но сейчас спасибо за то, что хоть столько приходит народу.

– Юрия Егорова, хозяина клуба, видели?
– Один раз он приезжал на командное мероприятие незадолго до начала сезона. В основном мы общается с нашим директором Андреем Нажескиным.

– У вас двухразовые тренировки бывают?
– Очень редко, на предсезонке. Здесь не принято проводить по две тренировки. У нас ведь еще есть пара человек, которые, помимо хоккея, работают. После игры всегда выходной, ну а про базу вообще излишне говорить. У швейцарцев такой менталитет – все должно делаться без напряжения.

– Есть ли что-то такое здесь, в Швейцарии, по чему вы особенно скучаете?
– Не хватает общения с родственниками, с друзьями. Русская еда? Спасибо жене, она не дает забыть вкус борща. Вот сейчас друг приедет, привезет гречки из России, здесь ее почему-то невозможно купить.

– На лыжах кататься контракт запрещает?
– Да, конечно. Категорически запрещено. Любые травмы, полученные вне хоккея, не покрываются страховкой, и тебе самому придется оплачивать лечение.

– После России вам не кажется, что в Швейцарии все происходит как в замедленной киносъемке?
– Так и есть. Никто никуда не спешит. Например, чтобы водитель на пешеходном переходе не пропустил пешехода, должно произойти что-то из ряда вон, все будут три дня в шоке. Люди всегда благодарят друг друга и проявляют максимум внимания. Тишина и спокойствие.

– Не думали о том, чтобы с семьей остаться в Швейцарии насовсем?
– Я не заглядываю так далеко. Мне надо сейчас после тяжелой травмы выйти на свой прежний уровень. А дальше будет видно.

– За событиями в КХЛ в Швейцарии следят?
– Мы, русские, постоянно обсуждаем события в Лиге, тем более, что дома у всех есть КХЛ ТВ. Иногда другие ребята что-то спрашивают, если в КХЛ происходит какая-нибудь громкая история.

– Про большие контракты в КХЛ они тоже в курсе?
– Конечно. И если честно, то они просто в шоке. Для них это дико, что за игру в хоккей можно получать такие огромные деньги. И, порой, если они читают где-то в прессе о контрактах в России, то у них волосы дыбом встают. Но в душе все мечтают в КХЛ оказаться.

– Сами все-таки не жалеете, что, поиграв в хороших командах, оказались в итоге во второй швейцарской лиге?
– Не жалею, это жизнь. Да и по сравнению с высшей лигой, здесь играть комфортнее, не в обиду будет сказано. Там огромные переезды, ты сел в автобус и пропал на неделю. Тебя не видит семья. Здесь сел в автобус, съездил на игру и в тот же день вернулся домой. Семья рядом и ребенок растет на твоих глазах. Этому надо только радоваться.

– Сколько ехать на самый дальний выезд?
– Часа четыре на автобусе. С утра у себя покатались, сели и поехали. После матча в раздевалке поужинали и сразу домой.

Владимир САМОХИН, официальный сайт КХЛ

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.