Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Опрос

Будете ли вы следить за выступлением «Авангарда» в Кубке Надежды?

  • Нет (55%, 88 голос(ов))
  • Да (45%, 71 голос(ов))

Всего проголосовало: 159

Загрузка ... Загрузка ...

Архивы

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Партнеры

новости бокса, бокс россия, бокс чемпион, алексей тищенко, чемпион мира

Счетчики

Яндекс.Метрика

Антон Белов: «Сумманен — шикарный тренер и отличный человек, не знаю, зачем о нем сплетни сочиняют»

Экс-защитник "Авангарда" Антон Белов, в 27 лет сумевшим реализовать мечту об НХЛ и стабильно играющим в "Эдмонтоне", рассказал о своей карьере, НХЛ и Раймо Сумманене.

НОВЫЙ ХАВАНОВ

Всю четверть часа разговора с Антоном Беловым в гостевой раздевалке "Эдмонтона" после матча с "Сан-Хосе" меня не покидало ощущение дежавю. И через какое-то время я понял: 27-летний защитник безумно напомнил мне своего коллегу по амплуа Александра Хаванова времён его приезда из "Динамо" в "Сент-Луис". Когда мы с будущим телекомментатором, собственно, и познакомились.

У них весьма схожая в плане дороги в НХЛ судьба: ни Хаванов, ни Белов в юные годы не были задрафтованы, и роскошных авансов им никто не выдавал. Оба, завоевав солидную репутацию в России, не стали идти по пути наименьшего сопротивления и уехали за океан в солидном возрасте: первый – в 28, второй – в 27. И хотя до отъезда на них ставили немногие, как-то сразу их североамериканским работодателям стало ясно, что на этих парней из России можно положиться.

В том числе и благодаря схожести человеческой. Как Хаванов, так и Белов – люди вдумчивые, интеллигентные, прекрасно формулирующие свои мысли. В них уживаются чувство собственного достоинства, скромность, категорическое отсутствие фальши и понтов, трезвая самооценка и в то же время умение не отступать ни на сантиметр в погоне за своей мечтой. Обоих начинаешь уважать спустя несколько минут после того, как с ними познакомился и начал общаться.

После беседы с Беловым мне очень захотелось, чтобы 7 января Зинэтула Билялетдинов назвал среди защитников олимпийской сборной России его имя. Отчего-то есть убеждённость: когда будет очень сложно, этот человек не подведёт. Ни в коем случае.

Хаванов был в числе первых резервистов Солт-Лейк-Сити, и мне было очень жаль, что он туда всё же не попал – таких не самых броских по стилю, но надёжных и ответственных защитников талантливой сборной-2002, на мой взгляд, не хватило. Очень хотелось бы, чтобы в случае с Билялетдиновым и Беловым, чей дебют в НХЛ главный тренер сборной не так давно положительно отметил, вышло иначе.

"В 27 ЛЕТ МНЕ ПРЕДСТОИТ ЗДЕСЬ ЕЩЁ ОЧЕНЬ МНОГОМУ НАУЧИТЬСЯ"

— НХЛ была мечтой всей вашей жизни. Столкнувшись с ней при ближайшем рассмотрении, убедились в правоте этой мечты? Ни в чём не разочаровались? – спрашиваю у Белова.
— Никакого разочарования нет. Самое главное, что я для себя понимаю: эта лига сильнее, команда сильнее, игра сильнее. И мне в 27 лет предстоит здесь ещё очень многому научиться.

— Чему именно? Что вы, как обнаружилось, умеете хуже, чем думали?
— Никогда не думал, что я что-то умею на сто процентов, и в этом мне не нужно прогрессировать. Каждый день надо искать возможность, чтобы что-то доработать, подтянуть слабые стороны и улучшить сильные. А конкретно – мне нужно действовать быстрее. Жёстче я стал играть уже сейчас, тогда как в России мне этого не хватало.

— НХЛ вы с детства грезили, а об Олимпиаде мечта была?
— Считаю, у каждого человека, занимающегося хоккеем, такая мечта должна быть. Сыграть на Олимпиаде, выиграть её, стать чемпионом мира… Если не мечтать о каких-то больших успехах, для чего в принципе играть?

— Насколько на данный момент, по вашему внутреннему чувству, мечта о Сочи близка к осуществлению?
— Знаете, абсолютно некогда об этом думать. Только один человек во всём мире сейчас знает, кто у нас будет в составе на Олимпиаде. Может быть, два.

— Второй – президент ФХР Владислав Третьяк или генеральный менеджер сборной Алексей Касатонов?
— Значит, три (улыбается).

— После двух поражений сборной на Кубке Первого канала появилась мысль, что шансы на Сочи возросли? Тем более что и Зинэтула Билялетдинов сказал о том, что придётся сокращать кахээловское представительство.
— Честно говорю: совсем не задумываюсь об этом. Если начнёшь распыляться, то и здесь перестанешь какую-либо серьёзную игру показывать, и на Олимпиаду соответственно не попадёшь. Это выбор тренера, а тренер у нас заслуженный. Он знает, что делает. Кого он выберет – те ребята будут биться за страну.

— Какие-то личные уроки из 3:8 от сборной США в четвертьфинале прошлогоднего чемпионата мира извлекли?
— От комментариев на эту тему воздержусь.

"ИГРАТЬ В НХЛ – ЭТО БОЛЬШИЕ НЕРВЫ И БОЛЬШОЕ СЧАСТЬЕ"

— В начале сезона быстро оказались в первой паре защитников "Эдмонтона", сейчас вас перевели в третью. Сами чувствуете, что находитесь на каком-то спаде?
— Этот вопрос лучше задавать тренеру. Я играю и каждую смену, каждую секунду на льду стараюсь приносить пользу команде, учиться чему-то новому для себя и расти. Рад, что у меня есть возможность выходить на лёд и заниматься любимым делом здесь, в НХЛ.

— Вообще, в НХЛ оказалось сложнее или легче, чем вы думали, уезжая сюда?
— Я был готов к сложностям. Поэтому каких-то больших неожиданностей не было. Это лучшая лига мира, и понятно, что здесь не может быть и не будет просто. В первом матче, конечно, пришлось особенно сложно – к этой игре, этому темпу нужно привыкнуть. А вообще вызовом становится каждый матч.

— Есть какое-то внутреннее ощущение, что сам факт попадания в НХЛ в вашем возрасте — при том что не были задрафтованы — это уже круто и мечта сбылась?
— Подумаю об этом, уже когда закончится сезон. Потому что сейчас расслабляться некогда. На мне большая ответственность: за спиной жена, ребёнок, которому год и два месяца. Каждый день для меня – это что-то новое. Но как для кормильца семьи, для мужчины, это большие нервы. Внутри много переживаний. Знаешь, что ты на двустороннем контракте и произойти может абсолютно всё. Каждый день приходится вставать и завоёвывать место в составе. А значит, зарабатывать на хлеб.

— Получить односторонний контракт возможности не было никакой?
— Нет, потому что правила НХЛ незыблемы: первый контракт игрока в лиге – только двусторонний. Сколько бы тебе ни было лет, ставили тебя на драфт или нет. Что-либо требовать в моей ситуации было глупо. Просто был рад, что имелись предложения из НХЛ, несколько клубов интересовались. А то, что контракт двусторонний, надо было принимать как данность. По-другому никак.

— А кто ещё, кроме "Ойлерз", интересовался?
— Зачем теперь об этом говорить? "Эдмонтон" проявил наибольший интерес, и я рад, что нахожусь здесь.

— До этого сезона в НХЛ могли оказаться?
— Год назад.

— Как жена отнеслась к варианту, при котором приличные деньги, мягко говоря, не гарантировались? При том что в том же "Авангарде" наверняка можно было заработать намного больше.
— Да, это так. Но я благодарен ей и всем моим родственникам, что поддерживали и поддерживают меня. Жена всегда была за то, чтобы я рос и не засиживался на одном месте. Она была полностью за моё решение и сказала: "Неважно, в какую точку мира мы поедем. Главное, чтобы ты рос как игрок".

— Не случалось такого, что вы отказывались от предложений, а потом мучили себя упрёками в том, что поступили неправильно? Вообще, есть ли повороты в вашей хоккейной карьере, о которых жалеете?
— Бессмысленно обсуждать то, чего не произошло. Рад тому, как развивается моя карьера. Я работаю и расту. На этот рост повлияло и то, что с 16 лет сотрудничаю с одним агентом, который стал для всей нашей семьи очень близким человеком. Это Геннадий Ушаков, который работает также с Женей Малкиным и Сергеем Гончаром. Здесь, в Америке, у всех нас другой агент из той же компании САА – Джей-Пи Берри, но знаю, что в сложный момент всегда могу доверять опыту и совету Геннадия Владимировича.

"ТО, ЧТО НЕ ЗАДРАФТОВАЛИ, ТЕПЕРЬ ОКАЗАЛОСЬ ДЛЯ МЕНЯ ОГРОМНЫМ ПЛЮСОМ"

— Одной вещи в вашей карьере не понимаю: как так вышло, что вас вообще не задрафтовали?
— Со своим годом не пошёл, потому что агент снял меня с драфта – чтобы на следующий год повыше можно было пойти. А на следующий так получилось, что я пропустил три месяца из-за операции на кисти. Не играл за первую команду ЦСКА, лечился, не поехал на молодёжный чемпионат мира… В общем, всё так сложилось, что на драфт не поставили.

Но теперь это оказалось огромным плюсом. Потому что я подписал двусторонний контракт с "Эдмонтоном" на один год, и наступающим летом стану свободным человеком и смогу сам решать, что делать дальше. А если ты задрафтован, минимальный контракт новичка – три года.

— От "Эдмонтона" уже есть предложение продлить контракт?
— Без понятия. Агент это лучше знает. Я играю и по ходу сезона не собираюсь думать ни о каких переговорах.

— Разъясните ещё одну деталь вашей биографии. Хоккеем вы начали заниматься в Челябинске, там же обосновались ваши родители. Но, если верить Википедии, родились вы в Рязани. Когда и почему семья переехала на Урал?
— Мой папа был военным, служил в ФРГ, где родился мой старший брат. Потом оказался в Рязани, там и познакомился с мамой. Википедия не обманывает: родился я именно в Рязани. Но военных, как и спортсменов, часто носит по долгу службы. В Челябинск переехали не сразу: перед тем, как там оказаться, нас успело помотать по стране. Были и на Дальнем Востоке, и в Санкт-Петербурге.

— В 27 лет адаптация к Канаде после России насколько легко вам и семье даётся?
— Да без проблем. С какими-то небольшими моментами сталкиваешься, но всё это абсолютно не критично и разрешимо. Сейчас всё-таки пошла такая молодёжь, которая к этому возрасту уже много где побывала и посмотрела. И с английским у многих нет серьёзных проблем, объясниться можешь. И в клубе поначалу помогали с разными моментами: что-то найти, машину взять в аренду, подыскать дом. Словом, мне всё нравится.

— В том числе наверняка и то, что в "Ойлерз" — целая колония россиян. С ними большей частью и общаетесь, или среди близких вам в команде людей есть и местные игроки?
— Конечно, стараешься общаться со всеми, поддерживать какие-то повседневные темы в разговоре. Это хорошая практика для языка. Но по понятным причинам основные собеседники – всё-таки русские ребята.

— Наиля Якупова как молодого наставляете на путь истинный? Всё-таки в 27 вы явно повидали в хоккее то, что 20-летнему парню только предстоит, каким бы талантливым он ни был.
— Мы живём вместе в номере на выездах, так что, естественно, много общаемся. Что-то подсказываю, но более серьёзную роль в "наставлении" Наиля играет Илья Брызгалов. Он многое тут повидал, и от него можно многое почерпнуть. Думаю, это большой плюс для нас с Наилем, что Брыз с нами.

— Почему, по-вашему, Якупова, ярко дебютировавшего в НХЛ после локаута, в нынешнем сезоне лихорадит?
— У многих игроков, в будущем ставших яркими звёздами, были проблематичные вторые сезоны. Наиль молод, у него есть время чему-то научиться, чтобы вырасти. Каждый игрок, попавший в сложную ситуацию и справившийся с ней, становится сильнее. Уверен, что всё у Наиля сложится хорошо. Потому что у него есть характер.

"НЕ ЗНАЮ, ЗАЧЕМ О СУММАНЕНЕ СОЧИНЯЮТ СПЛЕТНИ"

— Якупов в одном из интервью сказал, что с английским у вас проблем нет. Когда успели выучить?
— Всё вместе так сложилось. Сначала в школе английский изучал – потом, правда, была пауза, и, естественно, почти всё позабывал. Слава богу, была возможность с родителями ездить отдыхать в разные страны – там и подтягивал.
Но самое главное в плане именно хоккейного английского – это работа с кучей иностранных тренеров, которые у меня были в России. Рад, что благодаря этому хоккейные термины для меня вообще не проблема — всё понимаю.

— А кто из тренеров, с которыми вы работали в Омске, дал вам больше всего в плане подготовки к НХЛ?
— Благодарен финским специалистам – Сумманену и Матикайнену. В сезонах при них я сильно рос как игрок, и они мне очень доверяли. Может, благодаря этому и рос. Когда есть доверие, ты толкаешься вперёд. Сейчас, когда уходил при Матикайнене, очень признателен ему за то, что он полностью поддержал моё решение об отъезде в НХЛ. Мы с ним встречались во время чемпионата мира в Финляндии, и он сказал: "Моя философия как тренера – чтобы игрок рос и добивался своей мечты. Иди за своей мечтой".

— Между тем Сумманена в прессе представляют монстром, сильным тренером, но едва ли не с психическими отклонениями. Так ли это и насколько вам с ним было сложно?
— Если ты работаешь и отдаёшься тренировкам и игре, к тебе с его стороны нет никаких претензий. Как тренер он шикарный. И как человек отличный. Ездил с командой на восстановительный сбор в Дубай, когда мы были на Евротуре. Точно так же мог в выходной с ребятами по кружке пива выпить, в бассейне поплавать. Нормальный человек!

Не знаю, зачем о нём сплетни сочиняют. Сумманен – очень хороший мотиватор, и если он может что-то громко сказать в раздевалке, а то и что-то бросить и сломать… После этого ты, наоборот, выйдешь на игру раздражённый, заведённый и покажешь лучший результат.

— Понятно, что Даллас Икинз первый сезон работает в НХЛ, и всё-таки можете сказать на его примере: отличаются ли чем-нибудь энхаэловские тренеры от европейских?
— Неблагодарное это дело – сравнивать тренеров. Все разные – и как люди, и с точки зрения тренерского подхода. Вне зависимости от лиги, где они работают.

— В одном из интервью вы обмолвились, что Икинз просит вас сосредоточиваться на оборонительных действиях, а подключения к атаке и результативность его не интересуют. Не сковывает ли это, не просит ли душа чего-то иного?
— Я знаю свои возможности. Вот только для меня это новая лига, и меня тут никто не знает. Мне ещё предстоит заявить о себе.

— Одна мечта сбылась. Какова следующая?
— Следующая – не мечта, а цель. Хорошо закончить сезон, закрепиться в лиге. А для этого буду много работать.

…"Пора ехать", — поднял Белова со скамейки весьма терпеливый, надо признать, пресс-атташе "Эдмонтона". Я и так понимал, что в обстоятельствах послематчевого разговора получил нечто гораздо большее и глубокое, чем можно было рассчитывать. И всё-таки было жаль, потому что с людьми, мыслящими так, как Антон, хочется говорить ещё и ещё. И, прощаясь, я загадал, что наш разговор непременно продолжится. В Сочи.

Игорь РАБИНЕР, "Чемпионат.com"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.