Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Максим Соколов: «Раньше был идеалистом, а сейчас понимаю, что в жизни очень много цинизма»

Экс-вратарь "Авангарда" Максим Соколов, который летом завершил игровую карьеру и начал тренерскую, человек неординарный. Говорить с ним всегда очень интересно. Причем на абсолютно разные темы.

Нюансы новой профессии быстро переварил

— Максим, в этом году вы решили повесить коньки на гвоздь. Насколько тяжело далось такое решение?
— В принципе, когда ты играешь в таком возрасте, все зависит от каждого сезона конкретно. Допустим, если бы СКА выиграл Кубок Гагарина, когда я там выступал, я бы, наверное, сразу повесил конька на гвоздь. Но Питер не достиг по­ставленной цели. Поэтому я поехал в Нижнекамск, поиграл там сезон. Хотя перед его началом говорил, что существует очень большая вероятность того, что игровую карьеру завершу. Так и произошло. Помимо «Атланта» ко мне был еще интерес со стороны одного клуба КХЛ, но буквально на флажке я принял решение переехать в Мытищи. В целом приятно, конечно, что интерес к моей персоне в качестве тренера есть. С подмосковной командой заключил контракт пока на год. Для начала надо просто понять, насколько устроит моя работа. Если она будет хорошей, то вопросов возникать не будет и, возможно, последует продолжение.

— В новую должность вжились?
— Скорее да, чем нет. Хотя какие-то новинки в хоккейной жизни для меня, конечно, были. Но они достаточно быстро мною, скажем так, переварились. Есть свои нюансы не в плане игры, а в плане организации. То, что очень важно для общего дела.

— Не каждый игрок по окончании карьеры становится тренером. Вы в себе эту жилку чувствовали?
— Да. Причем без сомнения. Где бы я ни играл, особенно последние сезоны, мне везде говорили о том, что я уже практически готовый тренер. По моему отношению к хоккею, к игрокам, в целом к труду.

— Тренер ведь еще должен быть психологом.
— Естественно. В том числе. Но мой жизненный опыт и мое образование позволяют мне чувствовать себя таковым.

— Видели себя лишь на тренерской скамье? Мне кажется, из вас получился бы неплохой менеджер…
— Чтобы им стать, мне еще не хватает опыта. В принципе, почему бы и нет. Но все равно тренерская деятельность сейчас, естественно, ближе. Вратарское дело — это то, что я знаю досконально. У меня, кстати, были и другие варианты продолжения карьеры, но я хочу остаться в хоккее на самом высоком уровне для реализации своих амбиций. Желаю испытывать ощущения игры, близости к ней. И сопереживать тому, что происходит на льду.

Шансов работать в СКА у меня пока нет

— Когда находитесь на скамье, на лед потягивает наверняка?
— Просто смотрю и понимаю, что в каких-то ситуациях сделал бы что-то по-другому, сыграл бы лучше. Но это все теория вероятности. Для того чтобы играть на таком высоком уровне, естественно, надо много тренироваться, а я этой возможности сейчас просто не имею. Это все уже в прошлом. Моя задача сейчас — помогать реализовываться вратарям «Атланта».

— Вы как-то сказали, что из голкиперов «Атланта» постараетесь сделать вратарей сборной.
— Да. Говорил. Станислава Галимова в сборную уже приглашали раньше. И в этом сезоне он играл за вторую сборную. И Сережу Борисова я не сбрасываю со счетов, потому что потенциал у него есть. Просто характер у него такой, который не позволяет реализовать себя до конца. В общем, надеюсь, что обоим в этом сезоне помогу стать сильнее и лучше.

— У вас ведь была возможность работать в фарме СКА «ВМФ-Карелия». Почему не согласились?
— Я очень скучаю по Питеру, по своей семье. Но «моряки» сейчас базируются в Карелии. Практически то же самое расстояние, что и до Москвы. И потом, понимаете, драйв, который появляется на играх, очень помогает оставаться в хоккее. В принципе, когда находишься на скамейке, возникают очень похожие эмоции — переживаешь вместе со своими партнерами. На уровне ВХЛ этого, конечно, меньше из-за качества игр. Есть там матчи и хорошие, зрелищные, но их не так много.

— А в основную команду СКА вас не приглашали?
— Нет. Речи об этом не было. Там работают иностранцы. Шансов работать в СКА у меня пока нет. Тем более я, скажем так, новичок в тренерском цехе. И наверняка какой-то период все-таки потребуется для того, чтобы овладеть этой профессией.

— Вы воспитанник СКА. Если бы работали в этой команде, было бы символично…
— Думаю, что для всех будет положительным и важным бонусом то, когда в клубе, скажем так, на разных этажах работают свои воспитанники, свои люди. Но в СКА, к сожалению, не всегда так бывает.

Работаю по 13 часов в сутки

— Если говорить о вашей игровой карьере, какие сезоны были самыми памятными?
— Практически все сезоны, когда удавалось выиграть медали, — с «Северсталью», в Омске было хорошее время. В родном СКА тоже удавались неплохие сезоны, но только, к сожалению, не получилось завоевать медали. За сборную, конечно, всегда с удовольствием играл, и было много хороших моментов — и серебро, и бронза чемпионатов мира, и выигрыши Евротуров, и индивидуальные призы.

— За питерской командой следите сейчас хоть краем глаза?
— Я как тренер обязан следить за всеми командами, за всеми вратарями. Должен оценивать нюансы. Поэтому не только СКА, но и любая другая команда КХЛ входит в мои интересы. И даже это не столько моя обязанность, а живой интерес. Сейчас ведь у меня много аналитической работы.

— Как обжились в Мытищах?
— Клуб мне дал отличную квартиру. В принципе, все достаточно комфортно, если не брать в расчет отсутствие семьи. Но это объяснимо тем, что мои сыновья занимаются хоккеем и сборы у них проходят, как и у взрослых. Они тренируются каждый день по два раза. Плюс учеба в общеобразовательной школе. Мой же обычный день таков — встаю в 7.30 и прихожу домой в 20.30. То есть целый день нахожусь во дворце — либо тренировка, либо анализ игр. Дел масса. Работать нужно не только со своими парнями в основной команде, но и просматривать ребят в школе молодежной — на кого опираться в будущем.

— Быть игроком, наверное, было проще?
— В этом плане, конечно. Физические нагрузки, естественно, несопоставимы. Хотя, конечно, устаешь и от перелетов, и от постоянного нахождения на льду. Игрок закончил тренировку, сделал, может, какую-то дополнительную работу для себя и может идти спокойно домой и забыть обо всем. Трудоемкость в тренерском деле повыше, если не учитывать физической усталости. На выездах ведь тоже не только свои игры, но и чужие просматриваешь. Плюс работа с видеоматериалами.

Верующих много, но людей с крепкой верой — единицы

— Как вам кажется, сами изменились в связи с новой работой?
— Конечно. Раньше я был идеалистом, в какой-то степени человеком наивным, а сейчас понимаю, что в жизни очень много цинизма и всякой грязи. Слепо доверять я бы никому не стал. Конечно, каждый человек меняется психологически внешне и внутренне, но не всегда в хорошую сторону.

— Вы как-то сказали, что закулисный мир живет не по христианским законам…
— Так и есть. Но я бы сейчас не стал вновь возвращаться к этой теме. Скажу одно: людей верующих много, но, по сути, тех, у кого крепкая вера, — единицы.

— Вам комфортнее жить в маленьких городах или в мегаполисах?
— Везде нормально. Хотя в больших городах, чтобы куда-то доехать, нужно миновать колоссальные расстояния. Жуть какая-то. Мытищи — окраина Москвы, но здесь московские цены. Что касается населения, пришли, помню, на презентацию команды местные жители, и, как мне показалось, они будто бы все друг друга знают. Сплоченнее они, чем жители мегаполисов, которые могут жить рядом и не сказать друг другу и слова. Я же больше люблю находиться дома, чем в обществе. Можно сказать, домосед.

— Чем дома занимаетесь?
— Люблю почитать и поиграть в онлайн-шахматы. Там попадаются разные люди с разным уровнем подготовки. Это затягивает, и начинаешь получать удовольствие. Еще мне нравится смотреть по ТВ передачу «Сибирский цирюльник». Очень хороший юмор на пустом месте. Что касается других видов спорта, жалею, что не смог выбраться на чемпионат мира по легкой атлетике, который проходил в Москве.

— Какие успехи у ваших сыновей?
— В учебном плане все нормально. Хорошо впитывают в себя знания, грызут гранит науки. Особо не приходится заставлять. Что касается хоккея, у старшего, 12-летнего Максима успехов побольше, чем у младшего, 9-летнего Арсения. Они у меня оба вратари. Хотя я бы не хотел для них вратарской доли. Думал отдать их в какую-то другую секцию, но ребята сами выбрали хоккей. Я, конечно, с ними иногда занимаюсь, подсказываю, что и как. Они впитывают.

Мечту стать писателем похоронил. Сейчас даже нет времени, чтобы книгу почитать

— Хотелось бы вам, чтобы Максим и Арсений занимались хоккеем профессионально?
— Надо понимать, готовы ли они жертвовать абсолютно всем ради спорта. Если ты профессиональный спортсмен, ты должен жертвовать практически всем в своей жизни, чтобы выйти на серьезный уровень. Хоккей может идти вразрез с жизненными принципами и интересами.

— Вы как-то сказали, что писателем уже точно не станете. Почему?
— Как ни жаль, так и есть. У меня даже времени нет об этом подумать. А время-то идет. Имею в виду в литературном плане. А сейчас даже времени нет, чтобы книгу почитать. Разве что летом.

— Как, кстати, его провели?
— В основном занимался детьми. Съездили в Финляндию, покатались на лыжах. Потом была поезд­ка на море, которое необходимо как взрослым, так и детям. Сначала побывал там со своей семьей, потом еще родителей вывез. И дальше — моя традиционная работа в лагере профсоюза КХЛ под Нижним Новгородом. Там не первый год тренируюсь сам и мои дети. И еще съездил на ветеранский турнир. Причем получилось так, что играл там не за СКА, а за «Ак Барс».

Лучше картинная галерея, чем шопинг

— Вообще любите больше отдыхать пассивно или активно?
— О пассивности речи быть не может. Дети ведь подвижные, и я вместе с ними. Можно полежать на пляже лишь пару дней, но все равно происходит какая-то «движуха». Что же касается, например, шопинга, меня это вообще не прикалывает. Я лучше схожу в какую-нибудь галерею. Помню, мы были как-то на сборах в Чехии, в выходной день я съездил в Дрезденскую галерею. Очень красиво. Впечатлений осталась масса. Жаль только, что было мало времени все посмотреть.

— Некоторые спортсмены, кроме спорта, больше вообще ничего не видят...
— У каждого свои интересы, воспитание. Я, например, в компьютере не очень силен. Хотя отношусь ко всем новым технологиям нормально. Сейчас надо постоянно делать видеонарезки после матчей. А это компьютерная работа. У меня больше, скажем так, гуманитарный склад характера. В школе любил литературу и историю. Еще мне легко давались такие предметы, как математика, геометрия, физика. А, например, с химией было гораздо сложнее. И еще была пятерка по пению. Правда, однажды я так запел, что учительница сказала, что делать этого лучше не стоило.

— Любимое место вашего отдыха?
— Дом. Моя квартира в Петербурге, в которой я реально отдыхаю. Если еще телефоны все выключены, вообще красота. Дом под Питером я пока еще не достроил. Планирую как-нибудь съездить в Майами. А то что-то все нахваливают. Но в любом случае меня вполне удовлетворяет Питер.

Динара КАФИСКИНА, "Спорт день за днем"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.