Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Опрос

Будете ли вы следить за выступлением «Авангарда» в Кубке Надежды?

  • Нет (55%, 88 голос(ов))
  • Да (45%, 71 голос(ов))

Всего проголосовало: 159

Загрузка ... Загрузка ...

Архивы

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Партнеры

новости бокса, бокс россия, бокс чемпион, алексей тищенко, чемпион мира

Счетчики

Яндекс.Метрика

Роман Червенка: «В Омске есть только хоккей и больше ничего»

Экс-форвард "Авангарда" Роман Червенка в интервью журналу «Звезда СКА» рассказал многое о том, чего вы о нем наверняка еще не знали.

«Когда, кстати, «Зенит» играет?»

— Рома, как прошла фотосессия на открытом воздухе, да еще и с оружием в руках?
— Если честно, все шло очень долго. Пожалуй, я никогда еще так долго не снимался. А ведь это был мой единственный выходной. (Вздыхает) Ну что поделать, если нужно. Хотя пострелять у меня не получилось, но я и не военный, чтобы стрелять.

— Учитывали, когда принимали предложение, то, что Петербург, пожалуй, наиболее приближенный к Европе город в России?
— Конечно, знал, что Питер — один из лучших городов в стране, и это какую-то роль в том, что я принял предложение СКА, сыграло. Но все же на первом месте был сам факт того, какой клуб сделал предложение. Я здесь для хоккея. Свободного времени у меня не было во время предсезонной подготовки, не будет, скорее всего, и во время сезона — очень сложный график. Тем более что чемпионат будет прерываться из-за Олимпиады, и календарь КХЛ получается более насыщенным.

— Омск и Петербург — это как два разных мира?
— Естественно. Даже не представляю, во сколько раз Питер больше. Как вы правильно сказали, это европейский город, в котором гораздо больше того, чем можно восхищаться. В Омске же есть только хоккей и больше ничего. Никаких развлечений. Когда, кстати, «Зенит» играет? Я уже давно собираюсь сходить на футбол. У меня не получилось попасть на «Зенит» — «Анжи» в августе, потом я хотел успеть на Лигу чемпионов, а мы оказались на сборах. Но на «Петровский» все равно пойду. Футбол я обожаю.

— С городом понятно, а приход Ковальчука в команду убедил вас в правильности выбора окончательно?
— Да, приятно будет играть рядом с таким мастером. Это огромный плюс для команды. Он наш лидер, отличный игрок. И вообще в нашей команде много по-настоящему ярких хоккеистов, звезд. Из этого надо сделать одну сильную, дружную команду, потому что побеждают только такие.

— Вы сказали про Олимпиаду, а попасть на нее мечтаете?
— Это мечта любого хоккеиста, я не исключение. Олимпиада проходит раз в четыре года, на ней собраны лучшие хоккеисты мира, все лучшие спортсмены. Один раз мне уже посчастливилось участвовать в Играх, Ванкувер — одно из самых сильных впечатлений в жизни. Кто поедет в Сочи, зависит целиком от тренера, от того, каких игроков он решит подобрать под свою систему, какой будет эта система, буду ли я под нее подходить. Моя задача — играть как можно лучше, работать по максимуму, доказывать, что я по-прежнему умею забивать.

«Ягр учил меня жить в России»

— Помогает вам адаптироваться в команде тот факт, что в СКА есть ваш земляк — Салак?
— Всегда хорошо, когда в команде есть чех. Чем больше чехов, тем лучше (Смеется). Но с Сашей я общаюсь наравне со всеми.

— Когда-то вам помогал стать своим в России великий Яромир Ягр. Сегодня вы, на правах старшего, помогаете Салаку?
— А ему не надо помогать, он и так много знает. Парень в 16 или 17 лет уехал из Чехии в Канаду. Потом играл в Швеции и Финляндии. Поэтому он в любой стране уже может сам адаптироваться, чувствовать себя комфортно. В моем случае Ярдо (прозвище Яромира Ягра. — Примеч. авт.) был мне как отец. Только сейчас, когда пошел уже третий год, как я буду жить в России, могу сказать, что привык к вашей стране, знаю, как и что здесь устроено, многие вещи мне стали понятны. В самом начале моей карьеры в России на многие вопросы мне помогал отвечать Ярдо.

— Долго пришлось учить русский?
— О да, это была целая проблема. Когда только приехал в Россию, не понимал ни слова. Было очень тяжело. Ягр много помогал, мы с ним постоянно находились рядом, я старался все впитывать, как губка, слушать каждое его слово. Сам просил его иной раз говорить со мной по-русски. Бывали смешные ситуации. Каждый раз, когда журналисты хотели сделать со мной интервью, они шли к Ягру. Ярдо надоело это все, и он мне пригрозил: либо я учу русский как можно быстрее, либо буду платить ему за обязанности пресс-атташе. В итоге, пока я не выучил язык, он старался просто сбегать от журналистов.

— Вы общаетесь до сих пор?
— Конечно, не каждый день, но раз в месяц созваниваемся. Просто у него сейчас другая работа, в другом месте.

— Не удивлены тем, что он до сих пор продолжает карьеру?
— Я как раз не удивлен, потому что видел, как он готовит себя. Думаю, что он и в следующем году спокойно будет играть. Это великий профессионал. И хороший человек. Хотя я думаю, что тут все понятно — был бы он плохим, никогда бы не стал таким хоккеистом.

— Говорят, Ягр начал водить вас в православные храмы, а впоследствии вы решили креститься?
— Да, Яромир пару раз сводил меня в церковь в Омске. Потом я покрестился там же. Но это, конечно, не из-за Ягра. Я давно чувствовал, что мне это надо, еще в детстве я часто просил мать сводить меня в храм, мне нравилось там находиться. Внутри меня это чувство копилось, и потом пришел момент, когда я понял, что созрел для такого шага.

— В Петербурге уже успели посетить какие-нибудь храмы?
— В нескольких был, но изучать что-то пристально времени пока нет.

— Вы очень спокойный человек в обычной жизни. Откуда это — вера дает?
— Скорее, возраст. В юности и на льду, и в жизни я был энергичным парнем. С возрастом в обычной жизни становишься намного спокойнее.

«Отыграю в Петербурге все три года контракта»

— Почти год вы играли в Северной Америке, жизнь по ту сторону океана для вас сильно отличалась?
— Понятное дело, что там другая жизнь. Но я не успел ее особо понять, потому что все прошло очень быстро. Сначала локаут в НХЛ, потом игры пошли одна за другой. Ни дня отдыха. Понять, что такое американская жизнь, не успел, а вот почувствовать, что такое НХЛ, удалось. Но вряд ли это было счастливое чувство, ведь у меня мало что получалось на льду.

— Вы уезжали в НХЛ в статусе суперзвезды, но в «Калгари» у вас сезон явно не задался — всего 17 очков (9+8) в более чем 30 матчах. Уже поняли, почему так получилось?
— Непростой вопрос, потому что не хочется жаловаться. Скажу прямо — у меня не было того игрового времени, на которое я рассчитывал, которое мне давали в Чехии и России. Тренер просто не давал играть так, как я хотел: большинство, первая пятерка. Выходить на лед в третьем звене и набирать очки очень трудно. А еще труднее себя проявить, когда ты не нравишься тренеру. Я так и не понял, зачем меня приглашали. Чтобы держать в сдерживающих звеньях?..

— Был вариант все-таки остаться в Америке и на этот сезон?
— Да, но надо было ждать. В этот момент позвонили из СКА и предложили контракт. Я думал две недели и принял решение переехать в Петербург.

— Вы почти в каждом своем интервью говорите, что ваша детская мечта — играть в НХЛ. Вы ее осуществили или будете продолжать стремиться попасть в Северную Америку?
— Я подписан в СКА на три года. Но при этом я не знаю, что будет завтра. Поэтому не хочу думать, что будет через три года. Не знаю, что будет... Конечно, НХЛ есть НХЛ, но и КХЛ — хорошая лига, а СКА — отличная организация. И я отыграю в Петербурге все три года, несмотря ни на что. Хочу отработать контракт до конца, до последнего дня.

«Родственники работали на мои занятия хоккеем»

— В Омске девушка Ягра познакомила вас с чешской красавицей, «Мисс Чехии — 2010» Вероникой Маховой. Вы до сих пор встречаетесь?
— У нас уже родился ребенок. Сын Денис, ему семь месяцев.

— Семья перебралась с вами в Петербург?
— Да, сразу после этапа Евротура. До этого я почти два месяца был один, это был тяжелый период для меня. Когда твой ребенок такой маленький, хочется видеть его каждый день. Тем более что сезон начался, и нас ждет огромное количество переездов, тренировок, и я их с матерью почти не увижу.

— Сейчас они ваши главные болельщики?
— Конечно. Мой главный болельщик — дедушка — умер год назад. Он отмечал на карте каждый город, в котором я играл, считал расстояния, которые я пролетел на самолете. Но и сегодня за меня болеет вся моя большая семья, и мне это очень помогает.

— Читали, что у вас было не самое богатое детство...
— Семье приходилось очень туго, жили мы бедно, что скрывать. Почти все родственники работали для того, чтобы я мог заниматься хоккеем — достаточно дорогим видом спорта в Чехии. Я им до сих пор очень и очень благодарен. Не будь их, я бы никогда не стал хоккеистом, тут даже говорить не о чем. Все, чего я достиг, — все благодаря моей семье. Было настолько тяжело, что родные даже не могли позволить занятия хоккеем для моего младшего брата. В итоге он стал играть в футбол, потому что для этого требовались только бутсы. А вообще у брата были хорошие руки, правда, катался плохо. Сейчас он профессиональный футболист, выступает во второй чешской лиге.

— Это правда, что ваша мама была уборщицей и после тренировок и школы вам приходилось ей помогать на работе?
— Правда... Я помогал маме, и по-другому было никак. Нам надо было на что-то жить. Все знают, что, когда у тебя нет денег, жизнь становится гораздо тяжелее.

— Зато сейчас российские газеты написали, что сумма вашего контракта составляет 160 млн рублей в год...
— А в чем вопрос?

— Это правда?!
— Нет, конечно. У меня хороший контракт, но не такие деньги. В КХЛ же не раскрывают суммы контрактов?

— Нет.
— Значит, и я не скажу. Хотя мне все равно, что говорят. Повторюсь: у меня хороший контракт, но я хочу отработать для СКА каждый рубль.

— Вообще, когда были маленьким, верили, что у вас получится такая карьера?
— Вспоминаю детство, когда я был маленьким и худым, мало кто верил, что я стану хоккеистом. Весь день я играл либо в хоккей, либо в футбол, либо в теннис. Не успевал поесть вечером, потому что сильно уставал. Но моя семья и я сам верили всегда. Если не верить, то зачем вообще заниматься хоккеем? У меня был очень тяжелый период в юношестве — в 15 лет тренер посадил меня в запас, и я не играл почти год. Но я смог это преодолеть, пройти, не бросить и остаться в хоккее. Это мне помогает и сейчас. Не было бы тех трудностей, я бы не смог сейчас встречать любые проблемы с легкостью. Я начинал с низших лиг Чехии и шаг за шагом шел вперед. Дошел до НХЛ, сборной Чехии и СКА.

«Про Сумманена многое говорить нельзя»

— Вы один из тех хоккеистов, кому пришлось тренироваться под руководством Раймо Сумманена — тренера, про чью жесткость слагают легенды. Вы на себе это успели прочувствовать?
— Я не знаю, что вам сказать, потому что многое говорить нельзя. Он хороший тренер на самом деле. При нем «Авангард» выходил в финал. Но вместе с тем он делал такие вещи, которые делать просто непозволительно, после которых теряешь контакт с хоккеистами.

— Лично у вас были с ним конфликты?
— Наверное, нет, конфликтами их назвать нельзя. Я вообще бесконфликтный человек.

— Правда, что Сумманен в раздевалке мог ударить хоккеиста?
— Не видел ни разу. Кричал много — это правда. Очень много. Игра закончится, и не важно — выиграли мы или проиграли, он постоянно кричит, весь заведенный. Он думал, что с хоккеистами можно общаться только так.

— Вам по духу какой тренер ближе — эмоциональный Сумманен или спокойный и рассудительный Ялонен?
— Мне все тренеры нравятся. Просто Сумманен сделал вещи, которые не надо было делать. Лишнее, явно лишнее. Юкка — хороший тренер и человек, но пока еще достаточно хорошо я его не узнал.

— Самый лучший тренер в вашей карьере?
— Ружичка. Я с ним вместе много работал, хорошо его знаю, а он меня. В юности мы пересекались в «Славии», он мне дал путевку в большой хоккей. Всегда, когда в моей команде он был тренером, я играл хорошо.

— Вы понимаете, что от вас в СКА и Петербурге ждут очень многого и что после не очень удачного сезона в НХЛ надо многое доказать?
— Самое главное, чтобы команда собирала победы. А я свое дело знаю. Моя задача — забрасывать шайбы и набирать очки. И это возможно, только если команда будет играть. Играет команда — играю я. Я вас уверяю, что буду стараться изо всех сил. Знаю, какие в Петербурге болельщики, еще несколько лет назад по атмосфере Ледовый дворец был одним из лучших в России, а сейчас, говорят, все стало еще более впечатляюще. Что ж, получается, мне надо будет соответствовать этому уровню!

Светлана КЛИМИЧЕВА, блог «Системное мышление» на Sports.ru

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.