Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Евгений Салахов: «После письма Родниной я получил много угроз и негатива — правда, виртуального»

Фото: picasaweb.google.comПредставитель сборной России по гребле на байдарках, омич Евгений Салахов в январе этого года стал известен на всю страну, написав открытое письмо депутату Госдумы и знаменитой фигуристке Ирине Родниной. Выдав несколько жестких фраз в отношении самой Родниной и действующего политического строя, гребец добавил: «Прекрасно понимаю, что один ваш звонок «куда следует» может доставить лично мне много проблем».

«Московские новости» увидели Салахова в числе участников первого этапа Кубка мира по гребле на байдарках и каноэ, прошедшего в эти выходные в Венгрии, и решили узнать, какие изменения произошли в его жизни за четыре месяца с момента публикации письма.

«Сейчас уже ничего не боюсь»

— Получается, опасения, что вас после письма Родниной начнут зажимать, пока оказались беспочвенными?
— Ничего такого я до сих пор не почувствовал. Близкие люди у меня, слава богу, адекватные. Тренерский штаб и руководство сборной отнеслись к ситуации скорее с юмором. Не знаю, что они думают на самом деле, но на нашей совместной работе это никак не отразилось. Немного обсудили письмо с друзьями и товарищами по команде, они задали какие-то вопросы, я ответил. Остальным, видимо, все равно.

— Не боялись, когда все-таки решились опубликовать свое мнение?
— Уже нет. За годы карьеры меня уже и выгоняли из сборной, и «высаживали» из экипажей, и не вызывали на сборы. Слишком часто я раскрывал рот, чтобы высказать свое мнение. И сейчас я уже абсолютно ничего не боюсь, и мне ничего не страшно.

— А почему не страшно-то? Закрыть вам все дороги в профессии — не самая сложная задача.
— После этого письма я получил много угроз и негатива — правда, виртуального, в ЖЖ. Это было неприятно. Первое время переживал. А потом подумал: есть один крутой чувак, зовут его Навальный. И представил, сколько такого льется на него. То, что происходило со мной — мизерная капля по сравнению с тем, что ежедневно получает он. Это помогло полностью избавиться от страха и переживаний.

«Большинство спортсменов ведут овощной образ жизни»

— С чем вы связываете, что среди спортсменов так мало тех, кто готов выступать с осознанной политической позицией — эта тема их либо вообще не интересует, либо сразу приводит в Госдуму?
— Я спортсменов всегда сравниваю с солдатами. При любой власти мы все равно будем выходить на старт под флагом своей страны. Поэтому многим из нас политика действительно не интересна — платят бабки, и хорошо. Мол, какой с меня спрос, я спортсмен, умею только работать веслом и буду это делать при любой власти. Не считаю это правильным. Мы — публичные люди, на нас могут ориентироваться, к нам прислушиваются. Мы тоже должны чувствовать ответственность за происходящее в стране.

— А не много ли вы возлагаете на людей вашей профессии? Прямо говоря, есть ли у вас между многочасовыми тренировками силы и желание думать о судьбах России?
— Есть такой момент. Знаю по себе: физическая нагрузка очень сильно сказывается на развитии других качеств. Иногда вечером после тренировки приходишь домой, и желание одно — лечь. Максимум — посмотреть сериал по телику или посидеть в интернете. Нужно быть очень волевым или организованным человеком, чтобы пересилить себя и начать развиваться. Таких — единицы в нашем спорте. Большинство ведет овощной образ жизни. Заставить себя реально что-то делать, о чем-то думать очень тяжело. Тут же возникают вопросы: а зачем? у меня есть профессия, я ей полностью отдаюсь, что вы еще хотите от меня?

— При этом ваши зарубежные соперники в основном — полупрофессионалы, то есть, помимо гребли, они еще и работают, а тренируются в свободное время.
— Так и есть. Известный пример — трехкратный олимпийский чемпион немец Андреас Диттмер всю жизнь работал в банке. Это не помешало его более чем 15-летней успешной карьере в гребле. Для нас такие случаи — дикость. «Как работать?! А когда я буду тренироваться?» В итоге мы месяцами находимся на сборах, хотя половину из них можно было бы смело не проводить, экономя государственные средства.

— Тренеры тут же скажут, что русского спортсмена нельзя отпускать на самоподготовку — он оттуда может и не вернуться.
— Кто хочет, тот приедет обратно готовым к дальнейшей работе. Он и будет показывать результат. Остальные пусть ищут себе другое занятие. Человек сам должен понять, для чего он находится в спорте. Своей головой. Не тренера, который вечно с ним нянчится и ставит запреты.

«Лично мне медали иностранцев не нужны»

— Вы выступали еще в 1990-е, застали первое постсоветское поколение. Нынешние российские спортсмены многим от них отличаются?
— Более профессиональным отношением к себе. Скорее всего это связано с тем, что сейчас — в отличие от 90-х — спортом можно заработать себе на жизнь. Ребята хотят получать много и желательно подольше. Обычная ситуация, когда люди не уходят до последнего, хотя особых результатов давно нет. Скажем, сейчас член сборной в сумме может заработать под 200 тыс. руб. в месяц. Где на «гражданке» он найдет себе такую работу?

— Правду говорят, что сегодня больше, чем в России, спортсмены не получают ни в одной стране?
— В моем виде спорта — думаю, да. Поэтому к нам едут со всех бывших советских республик, понимая, что у нас можно заработать. Скажем, в нынешней сборной России по гребле на байдарках и каноэ — восемь человек из стран СНГ. Я ничего не имею против этих ребят, многие из них мои друзья, но сама по себе ситуация — неправильная. Мы убиваем собственную школу гребли. Регионам нет смысла растить своих спортсменов, убивать деньги и время, если на место нашей молодежи будут приходить опытные легионеры.

— Вам наверняка скажут, что легионеры создают конкурентную среду и это хорошо.
— Это хорошо с точки зрения спорта как политики, во время подсчета медалей на Олимпиадах. Лично мне медали иностранцев, за которыми не стоит никакого фундамента, не нужны. У нас в Екатеринбурге в клубе на 70 детей — 30 лодок. Родители приводят детей, а им говорят: хотите, чтобы ваш ребенок занимался, купите лодку и весло, стоит от 70 тыс. Кто на это пойдет? Вот что надо развивать, вот куда вкладывать деньги. Я не уверен, что граждане России, налогоплательщики, которые за счет своего кармана содержат спорт, если им дать выбор, захотят получить медали, а не возможность построить физкультурные объекты и дать возможность заниматься в секциях буквально всем детям.

— Если нам не нужны иностранные спортсмены, то что скажете об иностранных тренерах?
— Это немного другое. Безусловно, у нас есть отличные тренеры — иначе бы мы постоянно не выигрывали медали на Олимпиадах. Они понимают необходимость постоянного развития: что-то придумывают свое, что-то подсматривают у иностранцев. В общем, не стоят на месте. Но часть наших специалистов до сих пор живут советскими воспоминаниями, как они когда-то, 30 лет назад, всех били. И пытаются повторить те успехи прежними методами. А они уже не работают. В СССР был огромный выбор, там можно было определять сильнейших по числу выживших после нагрузок. Сегодня мы не можем себе этого позволить, у нас гребцов кот наплакал, каждый требует индивидуального подхода.

— Вы стали первым в сборной, кто стал возить жену и ребенка на все соревнования и сборы вместе с собой.
— Да, и это вызывало огромное раздражение в руководстве. У меня есть семья, я хочу быть с ней постоянно, а не два месяца в году. На моих глазах из-за этого распадалось огромное количество семей спортсменов. Я долго не мог уяснить: в чем проблема? Ездят жена с дочкой за мой счет, государство лишних денег не тратит. А потом понял: тот же советский подход. Закрыть и держать в черном теле. Чтобы ни на что другое не отвлекался.

Евгений СЛЮСАРЕНКО, "Московские новости"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.