Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Опрос

Будете ли вы следить за выступлением «Авангарда» в Кубке Надежды?

  • Нет (55%, 88 голос(ов))
  • Да (45%, 71 голос(ов))

Всего проголосовало: 159

Загрузка ... Загрузка ...

Архивы

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Партнеры

новости бокса, бокс россия, бокс чемпион, алексей тищенко, чемпион мира

Счетчики

Яндекс.Метрика

Александр Шлеменко: «Фалькао бандит? Да я сам с криминального района!»

Предлагаем вашему вниманию интервью претендента на титул Bellator в среднем весе, российского бойца Александра Шлеменко (46-7), в котором среди прочего Александр поделился рецептом успеха, объяснил, почему не уезжает из Омска и дал оценку бесконтактному бою.

- Саша, скоро тебе предстоит поспорить за титул Bellator с Майкелом Фалькао. Признайся, нашел ли ты уже какие-либо слабые места в его технике или стратегии?
– Мне кажется, что он не особо быстрый ударник, но бьет жестко. Я надеюсь, что бью сильней (улыбается). Вообще он красавец, ничего не скажешь – до среднего веса бился в тяжелом и даже там нокаутировал соперников.

- На семинаре, организованном Blood&Sweat в Москве, ты продемонстрировал свой подход к ударной технике. Расскажи, как ты пришел к своему стилю в ММА?
– Я считаю, что у меня уже достаточно богатый соревновательный и тренерский опыт в ММА. Успехи моих учеников тому подтверждение. Плюс я очень много анализирую технику лучших бойцов ММА в мире, так как спорт никогда не стоит на месте. Спасибо интернету (улыбается).

Каждый поединок, где боец одержал победу каким-то новым приемом, я пропускаю через себя, проверяю на себе и использую в своих поединках. Я считаю свой подход эффективным, так как могу отвечать за все свои действия. Почему? Потому что я лично попробовал это в ринге, в отличие от многих «теоретиков». Так что на своих семинарах я рассказываю уже проверенные вещи.

- Как ты считаешь, почему существует целая когорта шарлатанов вокруг так называемого «бесконтактного боя»?
– Дело в том, что мало кто из людей может постоянно терпеть боль, получать по лицу, уставать, работать на пределе своих сил. Так получилось, что в России таких людей мало, но радует, что они есть. Остальные же зачастую хотят стать супергероями и одним взглядом сметать всех с пути. Отсюда и популярность всех этих «бесконтактников».

У них все кажется простым, делать почти ничего не нужно. Это мечта, в которую многие верят. Такие люди просто не хотят преодолевать свою лень, делать себя сильнее через тяжелые тренировки. Но без этого не обойтись. Если хочешь научиться драться, то нужно идти в спортзал и тренироваться. Нет спорзала – тренируйся дома, маши руками, есть ведь много обучающих видео, которые выкладывают бойцы в сеть.

- Думается, что и к шарлатанам в боевых искусствах у тебя такое же отношение.
– К шарлатанам я вообще отношусь очень плохо, а те кто преподают единоборства, еще и тормозят своей деятельностью их развитие и портят впечатление у людей. Считаю, это явление нужно искоренять. Тем более, что их опыт сейчас очень просто проверить. Если человек говорит, что он чемпион мира по «боям без правил», чемпион мира по К-1, то можно сразу с телефона выйти в интернет и проверить его слова. Если на специализированных сайтах нет о нем ничего, то все становится ясно.

Многие такие шарлатаны любят говорить, что их учили убивать, и они боятся применять свою супертехнику. Думаю, таких людей нужно просто избегать, иначе вы можете всю жизнь ходить к ним тренироваться и никогда не достигнете их уровня, так как его просто не существует, а из вас будут только выкачивать деньги.

- Давай вернемся к Фалькао. В финальном поединке Гран-при с Андреасом Спэнгом он перешел от ударной технике к борьбе. Будешь ли ты готов к такому развитию событий, если он повторит этот маневр?
– Когда я дрался с Гектором Ломбардом, то не был готов к партеру. Сейчас я готов к любому сценарию поединка, даже сам готов переводить бой на землю. Это не значит, что я не попытаюсь нокаутировать соперника, просто я стал более разносторонним бойцом.

- В свете этого возникает вопрос: насколько плотно ты занимаешься бразильским джиу-джитсу? Тренируешься ли ты в кимоно?
– Я выступаю без кимоно, поэтому не вижу смысла проводить тренировки в нем. Я считаю, что это все глупости. К бразильскому джиу-джитсу я отношусь с уважением, но предпочитаю грэпплинг, так как мне кажется, что он лучше подходит нашему виду спорта.

- В последнее время ты, фактически, жил в США, готовясь к своим боям. Что самое главное ты почерпнул за время, проведенное в Штатах?
– Главное, что смог поработать с хорошими спарринг-партнерами – Марком Муньосом, Джейком Элленбергером, Майклом Биспингом. Понял, что мне по силам противостоять таким бойцам и ничего сверхъестественного в них нет. Многие в интернете описывают, что это монстры, убийцы, а на самом деле они простые люди. Единственное, что их отличает от других, это то, что они не ленятся, а идут в спортзал и тренируются.

- У кого из американских бойцов, с кем ты стоял в паре, был самый тяжелый удар?
– Трудно сказать, так как на спаррингах никто не бьет в полную силу.

- А кто тогда жестче всех спаррингует?
– Я бы перефразировал. Кто пытается жестче всех спарринговать. Таким бойцом является Вандерлей Силва. Когда стоишь с ним в паре, то он постоянно пытается нанести сильный удар, нокаутировать. Мне повезло, точно он по мне не попал, однако пытался меня избить в полную силу.

Бразильцы вообще жестче всех спаррингуют, хотя я в этом смысла не вижу. Может так они пытаются убрать вокруг себя конкурентов? Иначе трудно объяснить, почему во время спарринга они нарушают правила, работают коленями или локтями в голову, пытаются травмировать партнера. Я не обвиняю всех бразильцев, но те, кто нарушал и так делал, были именно уроженцами Бразилии.

- Почему при подготовке к последним боям ты часто выбирал зал Муьоса Reign Training Center?
– Выбора зала Марка Муньоса был обусловлен тем, что я считаю его одним из лучших борцов в ММА и хотел подтянуть защиту от борьбы. Конечно, он не сильнейший борец в мире, и у нас в Дагестане есть и сильнее его, но они не бойцы ММА. Их опыт не подходит для нашего вида спорта. Также Муньос много работает над ошибками и выделяет те приемы, которые более подходят к смешанным единоборствам. Считаю, этот выбор пошел мне и команде только на пользу.

- Поделись приобретенным на Западе опытом, используют ли там какие-то снаряды, которых у нас нет?
– Восьмиугольник, клетка – главный снаряд, которого нет у меня и моей команды. Есть еще специальные приспособления для развития физических качеств, но мне кажется, что в Москве и Питере, где много обеспеченных людей, такие вещи уже появились.

А за себя могу сказать, что многое из этого инвентаря можно сделать из подручных средств. Например, те же тележки для толкания можно достаточно легко сварить самому. Вообще же в Америке индустрия ММА развивается гораздо быстрее, и все самое передовое у них появляется раньше.

- Как у профессионального спортсмена, у тебя периодически возникают травмы. Что думаешь об уровне нашей спортивной медицины?
– Я о травмах не люблю говорить, но мне хотелось бы предупредить матерей, которые боятся из-за этого отправлять детей в спорт. Травмы бывают, но спорт не опасен. Это заблуждение. Большинство моих травм – бытовые. Взять хотя бы перелом ключицы. Я его получил его, попав в ДТП. Кстати, если бы я не занимался спортом и не смог правильно сгруппироваться, то последствия были бы хуже и восстанавливался я бы дольше.

А о медицине хочу сказать, что в последнее время там появилось многовато шарлатанов. Слава богу, что с врачами я общаюсь мало. Я не хочу говорить обо всех, так как есть талантливые люди, которые спасают жизни, делают крайне сложные операции, но их единицы.

Нужно заниматься самообразованием. Перед визитом к врачу желательно собрать как можно больше информации о болезни или травме, и уже на месте проверять состоятельность доктора. Очень часто, когда я прошу врача объяснить, в чем проблема, он начинает психовать, кричать, говорить, что у него большой стаж и много опыта, но не может объяснить, что же случилось на самом деле.

Я ведь задаю простой вопрос – почему ставят такой диагноз? Например, если ко мне подойдет человек и спросит: «Почему ты меня учишь так, а не по другому?», то я ему объясню, а не буду орать, что он сомневается во мне. Хороший тренер никогда не оскорбится, когда вы попросите его что-то объяснить. Он не будет кричать и психовать: «Как я сказал только, так и делай», он все вам объяснит. Доктора же часто ставят диагноз без объяснений.

Также часто врачи задают мне вопрос: «А зачем ты занимаешься спортом?». Будто я пришел за его советом. При этом они говорят, что мне нельзя заниматься боями, а то я буду инвалидом. В Америке такого нет. По крайне мере, мне этого не говорили. Может потому, что я ходил к тем докторам, которые занимаются травмами бойцов, но все равно они очень хорошо объяснили почему мне поставлен определенный диагноз. Мне кажется, там люди больше отдаются своей работе, поэтому у них хороший результат.

- Но цены же там кусаются?
- Да, но у них работает система медицинского страхования. Например, моя страховка в Bellator покрывает все расходы по восстановлению и лечению. Я не спорю, без полиса лечение влетает в копеечку, но вот у нас в России мы все застрахованы, но это не работает почему-то.

- Мы знаем, что кроме физической и тактической подготовки, ты еще и психологически настраиваешь своих учеников на поединки. Расскажи, как формировался твой тренерский опыт?
– В прошлом у меня был негативный опыт, когда я послушал американских тренеров. Я не хочу оправдывать себя за поражение от Ломбарда, но мне кажется, я тогда допустил ошибку. Раньше я всегда готовился самостоятельно, а тут доверился американским мастерам. В результате был не совсем правильно подготовлен тактически. Но и тут в большей степени виноват я сам, так как моим решением было довериться этим специалистам.

Теперь же я сам выполняю обязанности тренера. Как я уже говорил, увлекаюсь медициной, но помимо этого и психологией. Пытаюсь все это совмещать. Сейчас, даже если еду в США, то тренируюсь по своей методике. Многие считают, что если приехать в Америку, то станешь сильнейшим бойцом и всех будешь побеждать. Это совершенно не так. Мы с командой едем туда, чтобы во-первых, пройти акклиматизацию, а во-вторых, подраться с американскими бойцами, которых все считают суперменами, и понять, что они обычные бойцы, как и мы.

- Фалькао вот не супермен, но прошлое у него темное – бандитизм, подпольные бои практически без правил, пулевое ранение... Не пугает ли тебя встреча с таким персонажем?
– Да нисколько! Я сам с криминального района.

- В котором ты до сих пор продолжаешь жить, хотя давно уже можешь позволить себе сменить не только район, но и город или даже страну. Почему ты так и не сменил место жительства?
– Потому что я хочу помочь тому месту, где я вырос. Я хочу что-то поменять вокруг себя. Мне кажется, что каждый в силах это сделать. Просто взять и уехать, думая только о себе – это слабость. Кто-то скажет, что нужно думать только о своей заднице и о том, где тебе тепло и хорошо. Я воспитан не так. Я хочу помочь таким же парням, как и я.

Я вырос в районе Московка. Те, кто сейчас там растет, ходят в ту же школу, что и я. Я не хочу, чтобы они повторили ошибки моих товарищей, которых сейчас уже нет с нами. Многие мои сверстники умерли от алкоголя или наркотиков, а ведь мне всего 28 лет. Это реально страшно. Тем, кому сейчас 16, трудно это понять, но это реальная угроза их будущему, а мне хочется, чтобы они были сильными, красивыми и здоровыми.

- Ты говорил, что тебе нравится творчество группы Грот, часто поднимающей в своих песнях острые социальные темы. Удалось ли тебе пообщаться с членами этой команды?
– До знакомства с этой группой я негативно относился к русскому рэпу. Я считал и мне говорили, что рэп это культура черных районов Америки, а в песнях поют только о том, как классно напиться и накуриться. Пообщавшись с парнями из «Грота» я понял, что это совсем не так. Они разделяют мое отношение к здоровому образу жизни. Мы сошлись во многом. Могу отметить, что их песни жизненные и учат хорошему.

- Наше правительство хочет ввести закон, который будет ужесточать меру наказания, в случае применения силы профессиональными спортсменами. Как ты к этому относишься?
– Это очередной идиотизм, который хотят ввести наши депутаты. Просто большинство депутатов и их детей к спорту имеют косвенное отношение. При этом их дети очень хорошо «замазаны».

Любой спортсмен, который тренируется и стремится добиться большего – молодец. Он же не рождается с умениями убивать. Он учится как побеждать на соревнованиях, а не как убивать людей, в отличие от военных. Поэтому приравнивать его навыки к оружию полнейший идиотизм и глупость.

Есть много просто здоровых, больших ребят, которые не имеют отношения к спорту, но при этом если они вас ударят или просто заденут, то могут и убить. Почему бы в отношении них тожн не принять закон? То есть если ты спортсмен, весишь около 60 килограмм, и ударил 90-килограммового человека, который не тренируется, то тебя можно посадить?

Почему бы не применять такой закон к людям, которые отслужили в армии? Они же все изучают рукопашный бой, так давайте и их включим в этот закон. В общем, эта мера глупая и неправильная. Если этот идиотский закон примут, то я в очередной раз разочаруюсь во власти.

- В очередной раз после чего?
– Ну вот, например, борьба с вредными привычками. У нас в стране есть специальные органы, люди, которые получают деньги за то, что якобы пытаются отвадить молодежь от употребления алкоголя, табака. Но мне не нравится, как у нас это поставлено.

Многие говорят, что нельзя пить и курить, но при этом сами курят и пьют. Я не понимаю, как они могут говорить одно, а своим примером показывать другое. В отличие от них, если я говорю, что нельзя пить и курить, то значит меня никогда не увидят с бутылкой пива или сигаретой.

- До нас дошла информация, что ты в последнее время начал активно пропагандировать здоровый образ жизни среди детей и подростков.
– К сожалению, у меня самого пока нет возможности постоянно организовывать встречи с детьми, но вот летом прошлого года я провел одну такую встречу с трудными, как мне сказали, подростками. Ничего трудного я в них не заметил. Хорошие ребята, которые только в начале своего пути. Конечно, большинство из них уже попробовало алкоголь, но их нужно просто направить в нужное русло и все у них будет хорошо. Мне кажется, что мне удалось поспособствовать этому.

- Возможно, ты мог бы в свете этого рассказать нашим юным читателям какую-либо поучительную историю?
– Историю так и не вспомню сразу, но могу дать подсказку, своеобразный ключ к успеху. Ребята, никакого алкоголя, табака или наркотиков. Верьте в себя и никого не бойтесь. Ну «звезду» не хватайте. Звездная болезнь ни к чему хорошему не приводит. В своем время у меня появлялись ее зачатки, и это привело к поражениям.

- Как можно распознать звездную болезнь на ранних этапах и побороть ее?
– Распознать очень просто – ты начинаешь вести себя высокомерно, считаешь себя лучше других, самым сильным. В своих ошибках, проигрышах винишь других людей, а не себя. Это сразу влечет за собой плохую подготовку к боям, так как ты не видишь истинных причин своих неудач.

- Давай закончим интервью темой UFC. Болельщики очень хотят видеть тебя там, но ты пока непреклонен. Какие условия контракта могут стать для тебя непреодолимыми?
– Моей карьерой занимается мой менеджер Алексей Жернаков, и это больше вопрос к нему. Я не буду говорить громких фраз. Понятно, что за мной стоит моя страна, мой город, и я защищаю их честь. Но не стоит забывать, что я профессиональный боец, и материальную сторону никто не отменял. Государство нас не поддерживает и многие болельщики, которые хотят, чтобы мы где-то выступали, как только вопрос коснется финансовой поддержки, сразу успокоятся.

Конечно, я хочу драться с сильнейшими бойцами, но сейчас у меня подписан контракт с Bellator. Я не могу его просто разорвать и уйти в другую организацию. Я должен доработать его до конца. Уйти после так просто я тоже не могу, потому что они многое сделали для меня – вложили деньги, раскрутили. После двух выигранных Гран-при обо мне наконец-то заговорили в той же России, хотя у меня было за плечами более 30 боев.

Про UFC сейчас сложно пока говорить, так как у меня есть обязательства перед Bellator. Пока действует мой контракт с Bellator глупо что-то мне предлагать. В Америке судебная система работает, в отличии от России. Там нельзя просто разорвать договор и уйти в другую организацию.

Blood&Sweat

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.