Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

На круге — своя

Фото: prosports.ruИстория двойной эмиграции – из России в Австралию и обратно – лидера российской сборной по шорт-треку, омички Татьяны Бородулиной. С подробностями.

7 октября 2012 года двое неизвестных жестоко избили палками двух альпака, Харли и Харрисона, живших на школьной ферме в районе Caboolture. Преступников ищут, за информацию о них обещают $1000, а когда найдут, оштрафуют на $110 000 или устроят на два года в тюрьму. Это самая жуткая новость австралийского города Брисбен за последние месяцы. В других сообщениях газеты Brisbane Times — 16 кандидатов от Либеральной национальной партии на вакансию в сенате Квинсленда, $4,2 млрд на проект новой угледобывающей шахты, одобренный экологами, и $50 000 на дальнейшие разработки профессору Кэтрин Норз за открытие «гена скорости». А еще в местном аэропорту на пересадке застукали Хиллари Клинтон и принца Уильяма с женой — это тоже повод для новости в 10 строк с обязательным упоминанием платья принцессы. В общем, бытовая тишь и спокойствие. И еще жара. Конец зимы — август — обошелся на восточном побережье Австралии почти без дождей. Сентябрь — начало весны — тоже. За 60 дней на 2 млн жителей Брисбена упало 0,2 мм осадков.

В августе 2006-го в это бесшумное солнечное царство с видом на океан перебралась жить и тренироваться конькобежка Татьяна Бородулина, вконец устав от раздоров в российском шорт-треке. Ее личный тренер омский специалист Анатолий Брасалин никак не мог договориться о полномочиях и бюджете с главным в сборной Андреем Минцевым. Война под вывеской «московские против омских» превратилась в круговорот шантажа — лучших по шорт-треку готовили в Омске, а деньги раздавали в Москве. Крайними же, конечно, оказались спортсмены. «Я иногда сажусь и думаю: что делили-то? — размышляет вслух Татьяна. — Конфликт-то был ни о чем. Но после Олимпиады в Турине больше всего хотелось убежать. Просто убежать. Другого решения я не видела».

Путешествие на другой край света началось с шутливого разговора. Тренер сборной Австралии китаянка Ань Чжан как-то на вечеринке после соревнований посочувствовала Бородулиной: «У вас там какие-то проблемы? Да ладно, забей, приезжай к нам». Раз сказала, два сказала и, кажется, не слишком удивилась, когда Татьяна ответила: «Ну все, я приеду». Оформила туристическую визу и полетела знакомиться. Австралия Бородулиной понравилась. Светло, тепло, океан рядом, жизнь неторопливая, расслабленная и народ неунывающий: «Австралийцы вообще очень позитивные. У них есть такая поговорка: Win or lose hit the booze — выиграешь или проиграешь, все равно пьем! И они отзывчивые, всегда мне помогали». Собственно, главной проблемой был язык. Татьяне понадобился почти год, чтобы освоиться в англоязычном пространстве: «Я уже очень много слов знала и понимала, о чем говорят, но стеснялась говорить сама. Пока слова подберу, уже другая тема в разговоре — а, ну ладно, в следующий раз».

Первый год Бородулиной в Австралии ничего не платили, но все оплачивали (проживание, питание, сборы) и — главное — не трепали нервы. Тренер ни на кого не кричала, никого не заставляла. Какой смысл? Шорт-трек в Австралии — спорт энтузиастов, больших денег им не заработаешь. Тренируются только те, кому это действительно нравится, а им мотивация на повышенных тонах не требуется. «Многие ребята в команде работали — кто заливщиком льда, кто инструктором, — объясняет Татьяна. — У них только утро свободное, поэтому кататься приходилось рановатенько, в 7:30. К тому же летом, когда самая жара, днем каток реально превращался в бассейн».

С 2008-го новая жизнь Бородулиной наладилась окончательно. Она стала выступать за Австралию на Кубке мира и прочих важных стартах и получать зарплату. Правда, не частями в месяц, а одной крупной суммой ($40 000–50 000 в зависимости от результатов) раз в год. «В России тогда похожие деньги можно было зарабатывать, — комментирует Татьяна. — Даже больше».

Сезон-2008/09 получился у Бородулиной особенно успешным — три подиума, из них две победы, на этапах Кубка мира, а накануне Олимпиады в Ванкувере Татьяне наконец выдали австралийский паспорт. Казалось, все, история переписана — Россия упустила молодую талантливую спортсменку (на момент отъезда Татьяне был всего 21 год), а Австралия ее получила. Тем сенсационнее спустя месяц прозвучала новость о возвращении Бородулиной в российскую коман­ду.

16 октября 2012 года на район Нефтяники выпал снег. Второй раз за два месяца. И не то чтобы началась зима. О преждевременных осадках в виде мелкого белого порошка позаботился местный нефтезавод. Роспотребнадзор взял пробы вещества и поспешил успокоить жителей: это алюмосиликат, безопасный, как речной песок. Так что заводу даже штраф (за первый «снег», в августе, выписали квитанцию в 20 00 руб.) вряд ли назначат. И это не самое лютое происшествие в новостной ленте российского города Омска за последние месяцы. Попадаются сообщения и пострашнее, вроде такого: «Житель Омской области сам сообщил в полицию, что убил своего брата, который плохо отозвался об их матери» («КП»). На этом фоне предприимчивость омичей, которые выкапывают дорожные знаки (за полгода — минус 5000 единиц с дорог) и делают из них лопаты, кажется забавной.

Вот в таком веселом городе Татьяна Бородулина родилась и выросла. Там же попыталась стать фигуристкой — быстро скользила, высоко прыгала, но много падала, а потому переключилась на скоростные коньки. Сюда же она прилетела в марте 2010-го из субтропического Брисбена, вежливо объяснившись с австралийским тренером, — насовсем.

— Мне стало скучно, — отвечает на мое недоуменное «по-че-му?» Татьяна. — Я уезжала в Австралию одна. Друзей там особо не завела. И времени на это не было, да и другие они чуть-чуть. Шуток моих не понимали, обижались. Вот у нас друг значит друг, ему можно позвонить в любое время. А у них друзьям за месяц пригласительные на день рождения отправляют. Это мне непонятно. К тому же в России условия для тренировок намного лучше.

— Неужели?
— Взять Новогорск. Такой базы нигде нет. Например, в Солт-Лейк-Сити у американцев есть лед, тренажерный зал и прочее для тренировок, а жилье они себе сами организуют. Снимают по двое-трое. Ни проживание, ни еду им не обеспечивают.

— Но в Австралии вам же все оплачивали?
— Ну, там я сама себе готовила, например. Хотя это, конечно, мелочи. Вот у нас в Новогорске лед — катайся хоть когда. Бывает ажиотаж, конечно, но два раза в день он стабильно в нашем распоряжении. Тренажерные залы, сауна, бассейн. Три массажиста на сборную, биохимик второй год работает. Единственное, что было новым для меня в Австралии, — это криовосстановление. Такие бассейны с теплой и очень холодной водой, где нужно поочередно провести по три минуты. А теперь у нас в сборной есть криоштаны. Надеваешь на ноги — они сжимаются, разжимаются. И охлаждают мышцы, и массажный эффект обеспечивают.

— Тогда, может, зря ездили так далеко, время тратили?
— Не зря. Я и по результатам подросла, язык выучила, австралийский паспорт получила. Хороший бонус, хоть и не за ним я ездила. Хотелось спокойно тренироваться, верила, что смогу прибавить. Но очень тосковала по родным. Потому и вернулась. Просто домой.

— Омск сильно изменился за почти четыре года вашего отсутствия?
— Не особо. Все развивается, но как-то очень медленно. Вроде мест разных — кафе, ресторанов — много, а такого, чтобы «вау», нет ни одного. Мы с друзьями смеемся, что в Рыбинске — знаете такой город? — есть «Макдоналдс», а в миллионном Омске нет. Это, конечно, не главный показатель, но все же.

— Зато катков стало больше.
— Да, много новых построили, но проблемы остались. Раньше у нас в СКК им. Блинова тренировки были либо очень рано, либо очень поздно, потому что там играл и тренировался «Авангард». Теперь у него свой Дворец, но в Омске сейчас активно развивают волейбол — и в СКК им. Блинова играет «Омичка». Ради матчей лед закладывают, и на два-три дня шорт-трек свободен. Плюс концерты. А на других катках хоккейные школы, все занято. К тому же у нас маты специальные для бортов — один комплект — их лишний раз не перевезешь.

4 июля 2007 года, пока Татьяна гостила в Австралии, президент РФ Владимир Путин слетал в Гватемалу и привез домой сочинскую Олимпиаду-2014. Все зимние федерации всполошились. Домашние Игры принято выигрывать даже в тех видах, где никогда и ничего. В шорт-треке по такому случаю русские тренеры перестали ругаться между собой (ну или стали делать это шепотом в сторону от микрофонов), а ответственными решили назначать иностранцев. К Ванкуверу российскую команду готовил китаец, после его отставки (федерация осталась недовольна тем, что в финал не попала ни одна российская эстафета) из американской сборной выписали популярного корейца Джимми Джена. Он продержался почти полтора года. В октябре 2011-го его уволили на последнем предсезонном сборе в Солт-Лейк-Сити «за жестокое отношение к спортсменам».

Поначалу такого скандального финала ничто не предвещало. Джен устроил команде муштру (подъем в 5:40, в 6 разминка, 7–8:30 лед, заминка, завтрак, сон, обед, в 14:00 вторая тренировка на льду, ужин, массаж, сон), но спортс­мены душевно нахваливали его в каждом интервью. Татьяна рассказывает, что первый год — пока Джен работал с командой один — все было отлично. Он требовал, но не прессинговал, не перегибал палку. Через год Джен подтянул в штаб еще двух корейских специалистов, и расстановка поменялась. Рулевым на тренировках стал Гван Бук Чой.

— Он сильный тренер, — рассказывает Татьяна. — Видно было, что очень за нас переживал. Хотел, чтобы мы быстро бежали. Но, мне кажется, он плохо спал, если у него не получалось утренировать нас за день. Он же прямиком из Кореи к нам приехал. А там политика такая: выживет сильнейший, а кто выживет — победит. Я много раз была в Корее и видела их тренировки. Привели, например, детей. Родители на трибунах. Тренеру не понравилось, как ребенок расставил руки, он подъезжает и бьет его по рукам пластиковым чехлом от коньков. И родители это даже приветствуют. Поплакал — езжай дальше. Но у них столько народу занимается шорт-треком, такая дикая конкуренция и отбор, что на самом деле только сильнейший выживает. У нас не так.

— Кореец много кричал?
— Ну, какие-то «шики-шики» на корейском они постоянно нам кричали, но не в этом дело. Мой личный тренер Брасалин тоже довольно темпераментный. А тут было такое чувство, что, если не пойдешь на тренировку, не доедешь эти два круга, тренер в тебе разочаруется, станет иначе к тебе относиться. И ребята старались. Уже и биохимия показывала, что все плохо, и колени болели, и спины, но все равно шли на тренировки. Боялись мы их, что ли? Боялись разочаровать.

— Ну, так это вроде хорошая мотивация.
— Да, но когда тренируешься очень много, начинаются психологические проблемы. Срываешься по пустякам, ничего не хочется. Я начинала тренироваться с большим желанием, а под конец вообще хотела бросить спорт.

— Вне тренировок вы общались с корейцами — какие они?
— Если честно, я их так и не поняла. Какие-то они мутные, хитренькие. Сегодня с тобой хорошо, а завтра — нет. Недушевные они, и мысли не возникало с ними о чем-то сесть поговорить. Ну или просто нам они не раскрылись. А еще показалось, что они нас в команде сталкивали друг с другом. Тех, кто посильнее, с теми, кто послабее. Может, тактика такая соревновательная…

— А что случилось на сборе в Солт-Лейк-Сити? Рассказывали ужасы про 30 кругов наказания кому-то из молодых спортсменов за неправильную позу во время отдыха.
— Сначала было пять кругов. Потом еще пять и еще. Конкретно никто не считал сколько, но было уже много. И я думаю, что он бы уже не проехал так, как тренер того хотел. Между корейцами и старшим тренером Брасалиным, который отменил наказание, произошел конфликт, корейцы ушли со льда. А когда мы приехали в гостиницу, их чемоданы уже стояли на ресепшене.

Все это за две недели до старта Кубка мира. Разруливать ЧП прилетел сам президент союза конькобежцев России Алексей Кравцов, но договориться не удалось.

— Тогда у всех был шок, — вспоминает Бородулина. — Многие ребята хотели, чтобы корейцы остались. Все же тренеру с олимпийскими медалями больше доверяешь. Но позже все поняли, что корейцы не очень хорошо поступили. Сейчас уже не важно, чего они хотели. Чтобы никто не вмешивался в тренировочный процесс или чтобы только они решали, куда ехать на сборы. А может, прибавки к зарплате. В любом случае по отношению к спортсменам они поступили непорядочно. Могли найти другое время и методы решить вопрос.

Позже в интервью «Советскому спорту» Джен довольно внятно объяснил свои мотивы: «Я составлял один тренировочный план, а утверждался другой. Я хотел остаться в Новогорске, а мне намекали, что лучше сбор за границей. Слышал, так в России отмывают деньги. Я планировал в Сочи одну награду, но это при условии тяжелой работы. Если практиковать подход «тут отдохни, там не перенапрягись», я не понимаю, за счет чего вы собираетесь выигрывать». Но это были уже кулаки после драки. Федерация взялась за поиски нового иностранца, чтобы не разжигать в очередной раз региональные споры.

— В прошлом году мы нашего президента достали, — смеется Татьяна. — Каждый раз, когда он приезжал, мы ему один и тот же вопрос задавали — про иностранца. Привыкли. В последний раз он едва не закричал: «Я же сказал, будет!»

Весной 2012-го Россия наконец подписала француза Себастьяна Кроса из сборной Канады. Он не стал ломать россиянам технику, зато сделал акцент на занятиях в тренажерном зале: «Мы и раньше пресс серьезно закачивали, а сейчас еще больше. У нас ведь маленький радиус трека, одними ногами траекторию не удержишь, надо и корпус подключать. Сейчас главный смысл многих упражнений в том, что мы все делаем сами. Качаем пресс, а ноги никто не держит. Иначе другие мышцы работают. Очень много стало статики, упражнений на мячах — на баланс. Еще у нас появились интервальные тренировки. Не просто 20 кругов проехать, а через паузы: три круга — короткий отдых 30 секунд — еще три круга на той же скорости — отдых и т. д. К третьему заходу очень тяжело, но нужно все равно стараться ехать на максимуме».

Еще бы. До Сочи меньше 400 дней.

Наталия КАЛИНИНА, PROспорт

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.