Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Опрос

Будете ли вы следить за выступлением «Авангарда» в Кубке Надежды?

  • Нет (55%, 88 голос(ов))
  • Да (45%, 71 голос(ов))

Всего проголосовало: 159

Загрузка ... Загрузка ...

Архивы

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Партнеры

новости бокса, бокс россия, бокс чемпион, алексей тищенко, чемпион мира

Счетчики

Яндекс.Метрика

Григорий Бердышев: «Тренировались по ночам, на сборах жили в палатках»

Фото: hawk.ruГригорий Бердышев дебютировал в команде 17-летним в середине сезона 1964 года, когда, будучи чуть старше его (на два года), Виктор Блинов проводил последний сезон в Омске и готовился перейти в московский «Спартак». Кстати, как и Блинов, Бердышев в 19-летнем возрасте провел первый матч в высшей лиге за воскресенский «Химик» у Николая Эпштейна - тренера, просто так никого не приглашавшего. Уступая в силовой борьбе, Григорий компенсировал этот пробел отменным владением клюшкой и высокой техникой. Хорошо действовал, когда команда играла в меньшинстве.

В Швеции ходили в магазины как в музей

- Григорий Павлович, одного из первых воспитанников омского хоккея вас позвали в клуб высшей лиги...
- Приглашение от тренера воскресенского «Химика» Николая Семеновича Эпштейна оказалось для меня неожиданным. Мне тогда 19 лет было. Прежде чем его принять, много раз увиливал. В то время мы были патриотами родного города. Колебался долго, но все же согласился.

- Чем удивила высшая лига?
- Нагрузками, мышлением и отношением к хоккею. В Омске мы работали со штангой с максимальными весами, бегали кроссы. Приехав в Воскресенск, поначалу испугался. Думал, нагрузки будут вообще колоссальными. Подходит Николай Семенович, царство ему небесное, говорит: «Завтра штанга». «Килограмм 100-120», - промелькнула мысль. А оказалось всего 30-40. Я набрался наглости, спрашиваю после тренировки у Эпштейна: «Почему так мало?» Он мне: «А вы что, штангисты? Вам это не надо».

- В Воскресенске тогда уже был искусственный лед?
- Мне посчастливилось присутствовать на открытии Дворца спорта. «Химик» в тот день обыграл чемпиона чехословакии ЗКЛ из Брно - 5:2. Как сейчас помню, приезжали люди из деревень и говорили: «Ребята, пропустите посмотреть, что за лед. Можно потрогать? Мешок картошки даем!» В Омске, кстати, искусственный лед появился семь лет спустя, причем под открытым небом.

- Наверное, у «Химика» целый склад картофеля был?
- Да вы что! Естественно, мы ничего не брали. Смеялись только.

- Воскресенцы участвовали и в международных турнирах.
- Ездили в новогоднее турне в Швецию, стали победителями Кубка Звезд. Играл в одном составе с Александром Мальцевым, которого Николай Семенович пригласил из кирово-чепецкой «Олимпии» на эти матчи. Весной Мальцев блистал на финальном турнире команд класса «Б», признан лучшим нападающим.

Уровень жизни в Швеции был несоизмерим с нашим. Удивило наличие Дворцов спорта. Чего греха таить, в СССР тогда было неважно со «шмотками», а там пожалуйста! Только в кармане пусто. Ходили в магазины как в музей.

- Представитель КГБ с вами ездил?
- Кто-то был, но мы не знали про этого человека. Перед поездкой заполняли анкеты, где указывали всех родственников. На собрании команды предупреждали, что можно говорить, что нельзя.

Тренировки по ночам

- Слышал, что «Аэрофлот» в начале 60-х проводил предсезонные сборы в Москве в «Сокольниках» и тренировался ночами.
- Совпадало даже так: давали время с 24.00 до половины второго, а следующая тренировка начиналась в семь утра. В то время в стране было два стадиона с искусственным льдом - «Сокольники» и в Риге.

- А как же Дворец спорта имени Ленина в Москве?
- Туда просто невозможно было попасть. Что касается «Сокольников» - прошел дождь, лезвий коньков не видно, все в воде. Брали специальные скребочки и в отверстия, расположенные в бортах, сгоняли воду. Этого хватало минут на 15, затем опять все повторяли.

В продолжение темы тренировок могу вспомнить такой случай. Как-то в начале ноября вернулись в Омск со сборов из Москвы. На улице тепло, на стадионе «Динамо» лед еще слабенький. Поехали кататься на «замарайку» - так в то время называли Птичью гавань. Шайба ушла в глубину, Юра Мальков за ней побежал и провалился. Хорошо, что не полностью.

- Откуда брали силы, закончив тренировку в два ночи, а через пять часов снова на лед?
- Сейчас в это многие не поверят, но так было. Ребята никогда не жаловались, не роптали, не выбивали материальные блага. Было тяжело, но весело. Как-то Толя Хозяинов и Валька Бушуев взяли и прибили гвоздем на 150 кеды Геннадия Ивачева к полу. Все на зарядку, Ивачев ноги в обувь, а оторвать не может... Шутили по-разному, и никто не обижался.

Прекрасно помню свои первые сборы в Чернолучье на базе политехнического института. Жили в палатках по 6-7 человек. Ладно мы, хоккеисты, а рядом с нами борцы, чемпионы мира, Европы - Вася Громыко, Виктор Игуменов, Анатолий Кочнев, Алексей Кармацких.

В команду попал в 17 лет

- В сезоне-70 «Каучук» принял олимпийский чемпион Евгений Бабич, но до конца чемпионата он не доработал. Как так получилось?
- Очень интересный человек, уехал из Омска по семейным обстоятельствам. Для нас он величина - первый олимпийский чемпион, игравший в тройке со Всеволодом Бобровым.

- У него были какие-то особенные тренировки?
- Много времени Евгений Макарович уделял игровым видам спорта, да и сами тренировки выходили интересными. В оставшихся матчах обязанности тренера возложили на защитника Юрия Костицына.

- Свои заброшенные шайбы считали?
- Нет. Забросил и забросил. Не целовались, как сейчас, не обнимались. По кругу не бегали. На то ты и нападающий, чтобы забивать. Я понимаю обнимание, когда конец матча, важная шайба. Это нормально. А когда забрасываешь седьмую шайбу, счет 7:1 и бурно отмечаешь... Мне непонятно.

- В Омске вы отыграли 12 лет. Какой сезон особенно запомнился?
- Конечно первый. Мне едва 17 исполнилось, взяли в команду в середине чемпионата. Витя Блинов, Юрий Шаталов, Юрий Андреев, Виктор Шевелев, Николай Кокшаров, Эдуард Рассказов, Толя Хозяинов, Виктор Литвинов - ведущие игроки «Аэрофлота». Для меня приглашение стало полной неожиданностью. Нас тренировал Владимир Игнатьевич Кукушкин. Он говорит: «Бери форму, приходи на игру». Я подумал: с какой целью? Пришел с рюкзаком, пропустили через служебный вход. Захожу в раздевалку, мне говорят: «Переодевайся». Пока не вышел на лед, до меня так и не дошло, что взяли в команду. Поначалу, естественно, растерялся: полные трибуны, яркий свет. Попал в молодежную тройку к Валере Седову и Леониду Щукину. Спасибо Леониду Антоновичу (Щукину), что с его передачи сразу же забросил первую шайбу. Играли мы с армейцами Куйбышева.

- В 1972 году вы уехали в Усть-Каменогорск. Чем был вызван переход в «Торпедо»?
- Вынужден был покинуть Омск только по одной причине: там решили проблему с армией. Хоккеисты играли и одновременно служили.

- Усть-Каменогорск тогда был на порядок выше Омска в хоккейном плане?
- Несомненно. Команда играла в первой лиге, а мы во второй. У них и Дворец спорта с пристройкой для детской спортивной школы. В «Торпедо» выросли такие мастера, как вратарь Виктор Набоков - отец Евгения Набокова, Владимир Локотко, Виталий Филиппов, Борис Александров...

На игру в общем вагоне

- Все команды сейчас приезжают на матчи на клубном автобусе. А в ваше время?
- Автобусы были, правда не чета нынешним. Как правило, «пазик», потом получше стали. Случалось так, что приезжаем в другой город, а нас никто не встречает. Добирались своим ходом, с баулами, с мешками.

- На такси?
- О чем вы говорите! На общественном транспорте. Но это еще цветочки. Как-то играли в Челябинске. Наш администратор Скворцов билетов не достал. На дворе ночь. Подходит состав, он говорит: «Ребята, прыгайте». Мы все в вагон, у каждого форма. Кто где притулился, кто где смог присел. А вагон общий. Пассажиры видят - мы с мешками, клюшками. Некоторые даже место освободили. Приехали утром, а в обед уже на лед - играть.

- В то время матчи игрались и 1 января...
- И такое случалось. В 1965 году в Перми встречались с «Молотом» 1 января. Накануне с 19.00 до 20.30 откатались, настроение, если честно, неважное. Окружающие в преддверии встречи Нового года, а мы в гостиницу.

- Сейчас все команды питаются централизованно в клубных кафе, ресторанах.
- У нас такого в помине не было. На выезде после игры идешь в гастроном, возьмешь колбаски, хлеба, молока - и весь ужин. Утром встаешь, столовые еще закрыты. Идешь на зарядку, а потом на завтрак.

- Получается, выживали как могли?
- Получается так.

Играли в пять периодов

- Кого можете выделить из хоккеистов?
- Бориса Немчинова. То, что он делал, сейчас никто не может. Не зря его «Профессором» в команде звали.
Играл у нас спартаковский воспитанник Виктор Литвинов, отчаянный парень. В 1962 году стал чемпионом страны. В одном из матчей у него порвался шнурок, так он взял изоленту, скрутил ее и «зашнуровал» ботинок. Я сейчас смотрю, у детей голеностоп вообще не работает. Ботинки-то как литые. Недавно нашел в кладовке старые коньки, в которых играл в мастерах. Приношу их пацанам на тренировку. Они мне изумленно: «Григорий Павлович, да на них же нельзя кататься! Как вы в них играли?»

- Из тренеров кого можете выделить?
- Очень много дал Владимир Игнатьевич Кукушкин. Он мне поставил «голову», технику, тактику. Честно говоря, научил и жить. Мы все взрослые люди, а он всегда всех называет по имени-отчеству.
Еще отмечу Николая Павловича Кокшарова и Николая Семеновича Эпштейна. В «Химике» катались по шесть часов, ребята на лед уже смотреть не могли. Зима, на вторую тренировку одеваемся, все понурые, Эпштейн заходит, хлопает в ладоши: «Ребятки,сегодня играем под интерес». «Николай Семенович, какой интерес?» - «Увидите». Это сейчас можно достать, а в то время видим - перед площадкой лежит здоровый арбуз, килограммов на 15.

- В каком городе сложнее всего было играть?
- В Ангарске. Не дай бог, ведешь в одну шайбу и идут последние минуты две. Так они могут длиться 10-15 минут. Стрелка неожиданно «замерзала», пока мы или они не забьют.

- В сильный мороз часто матчи проводились?
- Вспоминать даже не хочется. Когда на улице под минус 40, то больше мучились. Играли как-то дома с Тюменью в четыре периода. Кто-то из хоккеистов натерся гусиным жиром. Ребята, которые похитрее, отказались и не обморозились. А «намазанные» отморозили пальцы на руках и ногах. А с куйбышевским СКА из-за сильного снегопада вообще пять периодов провели. Снег валил так, что шайбы не было видно!

БЕРДЫШЕВ Григорий Павлович - нападающий, родился 3 января 1947 года.
Воспитанник омского хоккея. Играл за «Шинник» («Аэрофлот», «Каучук», Омск, 1964 - 1966, 1968 - 1972, 1976 - 1979, провел около 500 матчей, забросил 158 шайб), «Химик» (Воскресенск, 1967, 31 матч, одна шайба), «Торпедо» (Усть-Каменогорск, 1973 - 1975, 46 шайб).
Бронзовый призер чемпионата РСФСР 1971 года. Счет заброшенным шайбам за нашу команду открыл 17 января 1964 года на омском льду в матче против СКА (Куйбышев, счет игры - 5:3). Последнюю шайбу забросил 14 декабря 1978 года в Пензе «Дизелисту» (3:1). Автор юбилейной, 2000-й шайбы омичей в чемпионатах страны (13 января 1972 года, «Строитель», Караганда). По итогам чемпионата 1968 года вместе с Игорем Черкашиным стал лучшим снайпером «Каучука» - 14 шайб в 30 матчах. В сезонах 1969, 1970 годов исполнял обязанности капитана команды.
В настоящее время тренер в детском клубе «Нефтяник».

Сергей ГАЛАЙДО, "Спортивная газета"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.