Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Александр Шлеменко: «Я выбрал для себя путь патриота»

Омский боец Александр Шлеменко рассказал о своих учениках, тонкостях психологической подготовки, подготовке к бою с Майкелем Фалькао, о тренировках в США и России, а также о многом другом.

Ветеран смешанных единоборств, известный во всем мире российский боец Александр Шлеменко этой осенью взял новую высоту – его ученики начали выступать в Bellator.

Дебюты получились очень разными. Андрей Корешков одержал две уверенные победы и вышел в финал Гран-при полусреднего веса, где скоро встретится с бывшим чемпионом организации Лайманом Гудом. Александр Сарнавский же, к сожалению, проиграл четвертьфинальный бой своего турнира-восьмерки опытному американскому легковесу Ричу Клементи и теперь поборется лишь за выход в Гран-при следующего сезона.

Шлеменко, как и подобает тренеру, проводит эти дни в США вместе со своей командой RusFighters. Здесь он тренируется сам, а еще больше времени уделяет подготовке учеников. После яркой победы Андрея Корешкова над Мариушем Заромскисом в ½ Гран-при мы решили поговорить со “Штормом” и постараться получить ответы на все вопросы. Которых у нас накопилось немало.

- Как настроение после выступления Корешкова?
- Оно отличное, потому что человек выполнил все мои установки и делал всё, что я ему говорил. Плюс была проверена новая методика. Я уловил тут кое-что по настройке себя самого, я просто психологией занимаюсь немного. И сам себя я в последнее время, я считаю, очень хорошо настраиваю (психологически на бой).

Сначала я пытался проверить эту методику на Саше Сарнавском, но там не удалось этого сделать, потому что Саша совершенно меня не слушал. Поэтому… Я не знаю, может быть, это была настройка неправильная. Сейчас, попробовав на Андрее, я понял, что она, в принципе, идеально работает. Да и сам Андрей говорит, что очень рад и доволен, что никогда не чувствовал такого.

Сложно объяснить это состояние. Любой, кто сам дрался, меня поймёт – бывает, выходишь на бой, бьешь – а у тебя сил нет. На тренировке ты бьешь много ударов, а в бою – нет сил. А вот когда у тебя правильная психологическая настройка, то ты в принципе в бою работаешь точно так же, как на тренировке, и не устаешь.

- Ты их там не гипнотизируешь случаем? В чем заключается твоя методика психологической настройки?
- Многие меня об этом спрашивают. Я не могу сказать конкретно, потому что это нельзя применять на всех. Любой, кто занимался психологией, знает, что это сугубо индивидуальная наука, и направлена она на конкретного человека. Почему? Потому что психически все люди разные. Разные темпераменты у них, личности, и так далее. И тут просто смотришь по человеку (и понимаешь, что ему конкретно подходит).

- И все же, хоть намекни, как ты это делаешь?
- Например, есть состояние боевой готовности. Это самое идеальное состояние. Есть два плохих состояния – это состояние апатии и состояние лихорадки, когда человек «горит», как это называют. От этого и отталкиваешься. Моделировать их очень легко - по пульсу, к примеру. Если у тебя слишком низкий пульс – значит, ты в апатии. Если слишком большой – значит, ты «горишь». Это первое.

Ну, а второе – это просто смотришь, подбираешь какие-то слова, ищешь мотивацию в человеке. Нужно развить… задеть его за душу. Ему нужно объяснить – почему он должен выиграть. Вот так. У каждого на это разные причины.

- Что скажешь по бою Михаила Царева против Лаймана Гуда?
- Миша, я думаю, был не готов морально к этому бою. И, мне кажется, что физически он тоже проигрывал Лайману. Но выиграть мог.

В первом раунде была допущена ошибка. Во втором раунде, когда я с ним поговорил, мы нашли нужную стратегию. Если вы заметили, Лайман бежит вперед без ударов - этим он особо не опасен. Просто в начале боя Миша встал (на месте), и он его снес, как это делают американские футболисты. А уже во втором раунде, когда уже Гуд устал, Миша просто резко уходил вбок, как тореадор уходит от быка, проваливал его и не давал бороться. Все было нормально.

Ну и тут опять, как мы видели, допустил ошибку, глупую. Всегда объясняются правила, надо слушать просто, и знать, что никогда нельзя останавливаться в момент боя, пока рефери сам не остановил. Даже если у тебя проблемы – защищайся, пока рефери не скажет «стоп». Вот так.

- Как оцениваешь финальный поединок Гран-при Корешков – Гуд?
- Я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы Андрей выиграл, очень надеюсь, что так и будет. По крайней мере, я так скажу – если Андрей будет меня слушать, как и во всех боях до этого, а он меня очень хорошо слушает, что мне в нем нравится – то, я думаю, особых проблем Гуд нам не должен доставить. Потому что этот бой с Мишей показал его слабые стороны.

Как я уже сказал – он бежит без ударов вперед. На этом можно очень хорошо сыграть. Ещё, как мы видим, он очень мускулистый, у него очень много мышц, он тяжелый. Люди, у которых много мышц, меня поймут – человек с такой массой очень быстро устает, потому что ему нужно кормить кислородом эту мускулатуру. А это тяжело делать. И на этом тоже можно сыграть.

- То есть существует несколько вариантов плана на бой, которые вы попытаетесь развить?
- Ну да. Пока, конечно, я не буду говорить, какую тактику мы изберем. У Лаймана, к слову, русская девушка, она может легко перевести ему это интервью.

Я считаю, что он Андрею по силам, и Андрей должен побеждать. Также я считаю, что и Александр Сарнавский должен был побеждать. Ему все были по силам. Он был всех сильнее на голову.

- Говоря о Сарнавском. Какой был план на бой Сарнавского против Клементи, и что всё-таки случилось в том поединке?
- Думаю, план всем был ясен, наверняка все всё слышали. Сразу хочу извиниться за то, что на фоне эмоций выскакивали матерные слова. Я вообще не матерюсь, стараюсь. Но тут я просто был в бешенстве, потому что план на бой у нас был работать в стойке. Мы (кроме прочего) хотели показать красивый бой, нокаутировать Клементи. Думаю, никто со мной не сможет поспорить, что Клементи в стойке хуже, чем в партере.

Мы в Омске тренировались под этот бой два месяца. Плюс я левша, я постоянно объяснял, как нужно работать - и Андрею, и Саше. Андрею потому, что Заромскис у него тоже был левша.

Работали над тем, чтобы бой прошел в стойке. Ни в коем случае не давать Клементи работать, не давать зажимать себя возле сетки. Но Саша буквально с первой секунды попал, сам подошел к сетке и зажался.

- То есть он совершил ошибку в начале – и пошло…
- Да, естественно. Потом, как все видели, я уже не знал, как на него повлиять. Вместо того чтобы поднять своего соперника, он намеренно идет к нему в партер. И там зависает, и дает шанс тому выиграть решением.

Многие упрекают его за то, что он запустил Клементи за спину. Но я считаю, что и это можно было повернуть в свою сторону. Весь бой Клементи провисел на спине, у него уже посинели ноги, в дальнейшем он просто не мог стоять. Поэтому он под конец хотел любой ценой уйти в партер и там отлежаться на спине. И это понятно, он делал всё правильно.

А Саша на это повелся, и все.

- Почему Сарнавский не реагировал на твои команды в третьем раунде? Почему он лез в партер? Ведь слышно тебя было хорошо.
- Если честно, я уже давно заметил слабость у Александра. Это связано с его психикой. Но, как психолог команды, я не могу пока ответить на этот вопрос. Мне сложно на него ответить. Могу сказать, что он целенаправленно не слышал и не делал то, что ему говорят.

Мне кажется, сыграл чисто психологический аспект. Мы сейчас приложим все усилия к тому, чтобы Александр научился слушать, вернее, слышать, что ему говорят, и делал то, что ему говорят.

- В первом и втором раунде Сарнавский отдавал спину Клементи. Как ты считаешь, можно ли было выбраться из этой невыгодной для Александра позиции?
- Естественно! Я поэтому и был в бешенстве, потому что из всех этих ситуаций Александр очень хорошо умеет выбираться. И я не понимаю этих умных специалистов, которые говорят - давайте, я сейчас Александра научу не отдавать спину. Можно подумать, Александра этому не учили и он этого не умеет. Он это умеет очень хорошо делать.

Самое первое, что я ему подсказывал – и мы это нарабатывали на тренировках – это были моменты, когда он мог резко уйти кувырком вперед. Не помню точно, кто так делал в UFC, но часто тот, кто сидит на спине, при таком маневре просто втыкается головой в канвас. Это один из вариантов.

Второй вариант был не стоять, а просто положить его на спину и переворачиваться к нему лицом. Все это изо дня в день нарабатывается на тренировках. И тут нельзя говорить, что Саша этого не умеет, тут надо проблему глубже брать, проблема психологического плана.

Те, кто занимается, знают – не всегда то, что ты хорошо делаешь на тренировках, получается в бою.

- По твоим интервью и видеоблогу сложилось впечатление – верное или нет - что ты сам легкомысленно относишься к отдаче спины, и привил такое же отношение ученикам. Мы видели, что вы все трое действительно способны выбраться из самого серьезного удушения со спины. Но при этом Сарнавский, не проиграв досрочно, проиграл первые два раунда именно потому, что отдал спину. Прокомментируй этот момент, пожалуйста.
- Конечно. Я не отношусь к этому легкомысленно. Если вставать из партера, всегда есть риск отдать спину. Любой человек может это представить. Вот ты лежишь на спине. Что нужно сделать, чтобы встать на ноги? Повернуться на бок, как минимум. Так ведь? Лежа на спине, ты не встанешь, человек физиологически не умеет так вставать. И мы не «отдаем спину», мы просто хотим встать. Но так получается, что, когда ты встаешь, иногда соперник заходит за спину. Я не спорю. Но тут есть уйма приемов и техник того, что делать дальше. Другой вопрос – хорошо ли у тебя это получается.

В том же бою, когда Андрей отдал спину, я не исключаю возможности того, что он мог просто полежать поотдыхать в этой ситуации. Может, он вообще сделал это специально. Поэтому… я не спорю, мы можем не отдавать спину, при этом лежать на спине и работать со спины, пробовать делать какие-то приемы. Так многие делают. Ну и… что? У нас-то цель – драться в стойке, потому приходится вставать.

Мы работаем в этом направлении, чтобы соперник не мог зайти за спину. Развиваем методы защиты со спины. Возможно, я и мои ученики, мы относительно легко запускаем за спину. Но не так-то просто воспользоваться этим моментом и нас задушить. И вообще, я считаю, это разговор неактуален, до той поры, пока не проиграет кто-то из нас удушающим. Вот когда проиграет – тогда и нужно говорить.

Вот выходят, например, два бойца, и один другого переигрывает в стойке. И что тут сказать – вот, у него стойка плохая? Но это понятно и так. И что дальше? Но при этом он же в нокаут не падает, к примеру. Так же и здесь. Ну, отдал спину – ну и что такого? Тем более не «мертвому» же какому-то человеку дали зайти за спину, а хорошему борцу. Ну, пускай поработает тоже.

- Сарнавский не дал себя финишировать, но первые два раунда, фактически, были отданы сопернику.
- Я не спорю. Но почему они были отданы? Потому что он не пытался уйти из этой позиции. Он этого не делал, он просто стоял, или лежал в партере. Он мог уйти из этой позиции, но просто этого не делал.

К примеру, я дрался с Ломбардом. Я не мог встать из партера, потому что я на тот момент не умел этого правильно делать. И я делал это так, как умел. Лежа на спине, пытался там что-то делать. На тот момент я просто не умел этого. Какой с меня спрос? Но я при этом делал всё возможное, чтобы встать. Но не мог.

Другое дело Саша, он просто этого не делал. Но при этом он-то это умеет. Это немного разные вещи. Здесь надо другую оценку давать. Но, конечно – это моё мнение.

- Вы наверняка поговорили после турнира с Сарнавским. Разобрал ли Александр свои ошибки в прошедшем бою? Не подавлен ли он психологически, все нормально?
- Ну, я думаю, ещё долго не будет нормально. Я и по себе это знаю. Я считаю, что он в своей карьере допустил очень большую ошибку. Очень большую. Просто… ну, тут тяжело говорить.

Чем эта ошибка чревата – он тут не один в поле воин. На него работает целая команда, это я, это Алексей Жернаков. И, не слушая нас, он подставляет не только себя, а и нас всех.

Но у него есть шанс реабилитироваться. Леша Жернаков, я считаю, очень хороший менеджер, хорошие условия для Александра созданы. Он остается здесь, постараемся сделать ему бой до следующего Гран-при, чтобы он мог доказать, что он справится, и мог драться в следующем Гран-при.

- Теперь давай поговорим о тебе. Как проходит твоя подготовка к бою с Фалькао? В чем именно она сейчас заключается?
- Сейчас она никак не проходит, в том-то и дело. Это плохо. Я две недели сейчас катаюсь. Сначала с Александром Сарнавским, теперь с Андреем Корешковым. Сейчас, приехав в Америку, буду работать.

Я всё лето работал над физической подготовкой. Я считаю, очень хорошего успеха добился в этом - это лично моё мнение. Буду продолжать работать в этом направлении.

- Планируешь ли ты подраться до встречи с Фалькао?
- Я-то планирую, хочу как можно больше боев провести. Но мне не разрешает Bellator это делать.

- То есть боев до встречи с Фалькао у тебя не будет?
- Да. Меня эта ситуация и напрягает. Более того, я очень зол. За год я провел два боя. А причина запрета простая – потому что Эдуардо Дантас, чемпион Bellator (в легчайшем весе) проиграл нокаутом на турнире Shooto. После этого Bellator запретил своим бойцам, участвующим в значимых поединках, выступать в других промоушенах до боев в Bellator.

Мой поединок перенесен на 2013 год в связи с переходом на Spike TV, хотя я этого не просил. Я лучше отбился бы в этом году. Но, вот… приходится терпеть то, что приходится. Когда подписываешь контракт, ты принимаешь на себя определенные обязательства.

- Какие планы у команды по нахождению в США? Будете ли вы возвращаться в Россию после окончания 7-го сезона, или ты и твои ученики останутся, чтобы готовить тебя к бою с Фалькао здесь?
- Пока неизвестно. Вообще у нас были планы, что Александр и Андрей выиграют свои Гран-при. Понятно, что Александр уже точно этого не сделает, все усилия брошены сейчас на Андрея. Я даже, если честно, пренебрегаю своей подготовкой, чтобы мои ученики дрались и выигрывали.

А потом будет видно. Мы вернемся в декабре в Омск. Не знаю, правда, зачем, но вернемся (смеется). Новый год с семьей провести, а там уже по срокам определимся, и будем знать, что дальше. Я пока не знаю, когда я буду драться.

- То есть не факт, что в январе?
- Ну, я на это очень сильно надеюсь, и буду настаивать на этом.

- Ты прилетишь на бой за пару дней или за неделю - две, чтобы прошла акклиматизация?
- Если честно, мне сейчас сложно ответить на этот вопрос. Я во многом разочаровался, в поездках в Америку тоже. Поэтому даже не знаю. Наверное, я всё же приеду заранее. А в будущем я хочу просто приезжать на сам бой, без подготовки в США.

- Ранее ты говорил, что в США передовая система подготовки, совсем иное отношение тренерского состава к процессу и так далее. Сегодня ты говоришь, что прилетаешь в США лишь ради акклиматизации. С чем связана такая перемена мнений?
- Почему у меня было такое мнение первоначально – я сюда приехал, увидел всё это. У нас тогда не было оборудования для кроссфита в Омске, программа подготовки не до конца была выстроена, как надо. Сейчас же единственное, чего не хватает в Омске – это клетки. А так, в принципе, меня всё устраивает.

В Америке тоже есть свои сложности. Например, в Омске в зале я работаю – я в зале главный, весь зал работает на меня. В Америке такого нет. Если я хочу этого, я тогда должен всё время платить, чтобы стать главным.

В Америке я могу также элементарно столкнуться с тем, что мне не с кем готовиться. Хорошо, что мои ученики рядом. А если рядом только они, то зачем нам вообще тут жить и готовиться?

Единственное, что мне очень нравится, чего у нас ещё нет, это работа у Скотта, забыл его фамилию. Он стронгмэн, у него свои тренировки на выносливость. Вот это мне очень нравится, и тяжело в Омске сделать то же самое.

Очень тяжело уезжать. Может, кто-то не поймет, но я считаю себя патриотом, и не имею цели любой ценой свалить из своей страны. Пускай она там плохая, не плохая… уехать из своего города, кинуть всех и наплевать на всех - я этого не хочу делать. Я хочу изменить жизнь к лучшему там, где я родился. Чтобы к нам ехали, чтобы на нас равнялись. Пусть кто-то скажет, что я размечтался и у меня этого не получится. Но я бы так хотел сделать.

И семья у меня в Омске. Мне тоже тяжело без них уезжать и жить тут столько времени. Переезжать в Америку я не собираюсь. Как я говорил уже, я из своей страны не уеду. Это моя жизнь, я выбрал себе такой путь. Путь патриота.

Я хочу изменить жизнь к лучшему. То, что происходит сейчас, меня реально напрягает. Я уверен, что это навязанная политика уничтожения российского народа.

-  То есть?
- Не знаю, стоит ли об этом говорить. В последнее время очень много алкоголизма. С телевизора навязывается, в фильмах и сериалах актеры пьют, хотя в жизни, я уверен, они так не пьют. И большинство нашей молодежи не занимается тем, чем она должна заниматься. У них убивают всё стремление развиваться и к чему-то идти. У них должны быть примеры другие. Они не должны равняться на вот этих вот людей, которые пропагандируют алкоголизм и самоуничтожение.

Я считаю, что, находясь у себя в городе, я несу положительный пример. Потому что я абсолютный трезвенник. И стараюсь, насколько это у меня получается… я не идеален, я не считаю себя идеальным бойцом, с хорошим физическим складом, суперкрасивым телом. Не суперсильный. Но при этом я не останавливаюсь и не ною, что, вот, мол, нет работы, нет денег, нет чего-то ещё. А на сигареты и на пиво у тех, кто так говорит, всегда есть деньги.

Хочу просто быть примером для людей, которые рядом со мной росли, в Сибири.

- А как это связано с тренировками в США?
- Я поясню. Например, я готовлюсь в Омске, в зале «Сатурн-профи». Любой желающий парень может прийти в зал. Я не спорю – это не бесплатно. Бесплатно у нас ничего нет, государство нам в этом не помогает. Но, придя в зал и заплатив пару тысяч рублей, он может тренироваться и видеть перед собой конкретный пример. Он может подойти ко мне, что-то спросить. Я ему с удовольствием подскажу. Если он хочет быть профессиональным спортсменом – я могу ему помочь. А если я буду находиться в США – этот парень никогда не увидит меня. Он не подойдет и не спросит, он не сможет сделать этого физически.

У нас у людей зарплаты небольшие, мало кто может позволить себе спокойно улететь в США.

Поймите – мне нравится и в США готовиться, но если бои идут часто, по идее, мне надо безвылазно там сидеть, а мне бы этого не хотелось. Здесь хорошо, здесь лето, в то время как у нас уже – 7. А здесь я хожу в одних шортах. Но… Родина-то ближе к сердцу.

- То есть именно это тебя разочаровало в США?
- Я думал, как и многие другие, что это панацея. Если уехал в Америку – то всё, у тебя всё в кармане. Но на самом деле не факт, что ты будешь заниматься в США, и всё у тебя получится. Это нужно просто для того, чтобы поверить в себя.

- А спарринг-партнеры? Считается, что в США больше выбор, есть спарринг-партнеры нужного веса, габаритов, навыков…
- Ну, это есть. Этого не отнять.

- В этом они пока лучше?
- Я думаю, они ещё долго будут в этом лучше. Если только у нас в России будут достойные турниры с высокими гонорарами, как, например, сейчас обстоит ситуация в российском хоккее – тогда да, тогда у нас, может быть, будет больше спарринг-партнеров.

- В отдельных моментах подготовка в США лучше, но в целом в России тебе комфортней.
- Да. У меня здесь молодая жена, семья, друзья... Думаю, я опустошаюсь в Америке морально. Это влияет и на выступления, ведь самое главное – это психологическая подготовка к бою.

- Спасибо, что подробно раскрыл этот интересный момент. Давай немного сменим тему. Скажи, на кроссфите поднимаются нагрузки день ото дня, или все время одни и те же?
- Нет, но идет смена упражнений. Вес штанги, возможно, чуть увеличивается, а в остальном нет. В целом мы стараемся менять набор упражнений каждые два месяца, ну и нагрузка легко корректируется, либо делаешь большее число повторений, либо, кому мало – мы пару блинов всегда накинем.

- Планирует ли твоя команда занятия по грэпплингу, БЖЖ с тренерами мирового уровня?
- Нет.

- Почему?
- Пускай многим это не понравится, но я не считаю, что в нашей команде это слабая сторона. Это моё мнение как тренера.

- И по борьбе то же самое?
- Нет, по борьбе мы работаем, тренируемся, по добиванию в партере. Мы и грэпплинг так же тренируем, сами.

- То есть помощь извне вам не нужна?
- Помощь извне по грэпплингу – нет, не нужна. Мы пользуемся помощью Марка Муньоза по борьбе.

- И сейчас, в этом сезоне – тоже?
- Да. Мы отрабатываем то, что не можем отработать в Омске – прижимание к сетке и уход от него, вставание из партера у сетки и так далее. Продолжаем совершенствоваться в этом аспекте, чтобы в будущем спину не отдавать, как это многим не нравится.

- О чем ты говорил с Бьорном Ребни на прошлом турнире?
- Вообще, если честно, он просто спрашивал, когда моя жена прилетит ко мне. Вот она сегодня вылетела, я в субботу её встречу. Ещё с одним моим учеником. Об этом, в принципе, и говорили, ну и немного затронули то, как должен выступить Александр.

- Последний вопрос. Недавно ты женился. Мы тебя от души поздравляем…
- Спасибо.

-  Как отметил это прекрасное событие, и каково это по ощущениям для тебя – быть женатым?
- Отлично. Не ожидал, что так получится. Свадьба была совершенно безалкогольная, поэтому все было очень душевно, были только друзья. Нормально.

- Как ощущаешь себя в этом статусе?
- Это была просто формальность, я своей девушке очень давно пообещал, что я буду её мужем. Меня, можно так сказать, улица научила отвечать за свои слова. Поэтому я считаю, что женился я уже давно. А это так, формальность. Просто подошло время, нужно было всё оформить официально.

- Спасибо, Александр. Желаем успешных выступлений тебе и твоим ученикам, и удачи в целом!
- Спасибо!

ValeTudo.ru

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.