Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Архивы

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Бывший врач «Авангарда» Сергей Белкин: «Меня сделали крайним в смерти Черепанова»

13 октября 2008 года в Чехове после игры «Витязь» - «Авангард» скончался талантливый 19-летний хоккеист Алексей Черепанов. В его смерти обвинили врачей омского клуба – Дмитрий Батушенко отбыл двухлетнюю дисквалификацию, а Сергей Белкин и вовсе стал персоной нон-грата в КХЛ. Спустя почти четыре года после трагедии Белкин согласился на интервью «Советскому спорту» (Обновлено 17.08).

Но сразу предупредил, что не собирается оправдываться, а просто выскажет свою точку зрения на произошедшие события. Получился же, по сути, крик души…

- Сергей Васильевич, вы молчали почти четыре года. Почему решили выступить именно сейчас? – задаю для начала главный вопрос.
- Устал биться головой об стенку. Со мной поступили несправедливо, и пора об этом рассказать, поделиться с людьми. Состоялось семь судебно-экспертных комиссий, которые не выявили моей вины в смерти Черепанова. Следственный комитет при прокуратуре Омской области отказал в возбуждении уголовного дела. А пожизненную дисквалификацию в КХЛ все равно оставили в силе. И даже не объяснили, за что ее дали. Не понимаю, почему меня сделали крайним в этой трагедии?

- А кто виноват в ней?
- Все понемногу. Но в большей степени, это один из несчастных случаев, которые всегда будут происходить в профессиональном спорте. Потому что организм спортсмена находится в стрессовом состоянии.

- Вы хотите снять дисквалификацию, чтобы снова работать КХЛ?
- Это не главное: мне хочется избавиться от «черной метки». Для чего она мне почти в 60 лет? Скрывать не буду, я с удовольствием вернулся бы в КХЛ, в серьезный клуб с амбициями. Но и моя нынешняя работа в РФС с юношеской сборной России 1994 года рождения меня вполне устраивает. Думаю, у нас с адвокатом все получится, но только через суд. Наши обращения уже лежат в нескольких судах Москвы и Омска, генпрокуратуре. Адвокат говорит, что так нужно.

Хотя, я понимал, что все так и будет, - продолжает Белкин. – В 2008 году глава дисциплинарного комитета КХЛ Владимир Сараев уговаривал меня подписать некие бумаги, дескать, я признаю свою вину и во всем раскаиваюсь. Я спросил, в чем вина? Ответ был прост: «Любому врачу всегда можно найти, что предъявить. К примеру, вы не смогли заглянуть в душу игроку». Сараев рассказал, что президент «Авангарда» Константин Потапов, генменеджер клуба Анатолий Бардин и второй врач Дмитрий Батушенко подобный документ подписали. Я же отказался. Вслед мне было сказано: «Вы, конечно, имеете право на свое мнение, но теперь попробуйте с нами потягаться». Тягаюсь до сих пор…

- Читал, что во время следствия вас вызывали в прокуратуру на допросы…
- Скорее, беседы, ведь уголовного дела заведено не было. Ходил 3-4 раза. Но длились они по несколько часов! Подводили меня к вопросу: «А мог ли я за свою большую зарплату скрывать состояние здоровья Черепанова?» Смешно… Зарплата у меня была совсем небольшая. А премиальных, если честно, я не видел около двух лет.

- Давайте вернемся к тому злосчастному вечеру – 13 октября 2008 года…
- Хорошо помню, как перед третьим периодом я заглянул в лица всем игрокам. Чтобы понять, как они себя чувствуют. Особенно следил за молодыми ребятами, у которых присутствует юношеский максимализм, и, чтобы не потерять место в составе, они могут скрыть какие-то повреждения или плохое самочувствие. Тогда все было в порядке. До последних минут игры…

- Когда Черепанову стало плохо, первым к нему поспешили вы – реаниматолог по профессии?
- Леша вернулся на смену на другой край скамейки запасных. Рядом с ним оказался доктор Батушенко. Когда команда в один голос закричала «Васильич, быстрее сюда!», я побежал через лед. К тому моменту Батушенко уже констатировал, что пульса на запястьях и шее нет. В течение двух минут мы вынесли Черепанов на улицу. Во дворце было душно, а в раздевалке - тем более. Хотелось дать Алексею больше кислорода. Надеялись и на то, что на улице есть машина «скорой помощи». Но ее не оказалось. Постелили на землю резиновые коврики и начали проводить реанимационные мероприятия. В этом очень активно участвовали оба врача «Витязя». У меня всегда с собой была «неотложка» (препараты, которые необходимы в подобных ситуациях – Прим. ред.), я быстро подключился к вене и стал вводить препараты - на фоне искусственной вентиляции легких по принципу «рот в рот» и закрытого массажа сердца. Все делалось очень грамотно и профессионально.

- Черепанов был еще жив?
- Да. Я отчетливо слышал стук сердца - до 60 ударов в минуту, он пытался открывать глаза, появилось поверхностное дыхание. Все это видели 200 человек, в окружении которых мы работали. Более того, слышали – я все комментировал. Но реанимация продолжалась, а «скорой» все не было - время затягивалось. Хорошо помню, как очень настойчиво требовал прибытия бригады «скорой помощи» нынешний спортивный директор «Авангарда» Константин Билан. Но машина приехала только через 50 минут. Да и то, не «скорая помощь», а «машина катастроф». Ее врач был взволнован, и в этой ситуации оказался некомпетентен. Я попросил электроотсос, все для инкубации легких и дефибриллятор. Но он оказался разряженным, а все остальное работало только от машины. Поэтому Черепанова погрузили в салон и отвезли в стационар, где и зафиксировали клиническую смерть. На вскрытии министр здравоохранения Чехова рассказала, что у ледового дворца на тот момент вообще не было договора со станцией «скорой помощи» на предмет обслуживания матчей.

- Если бы дефибриллятор в «скорой» был заряжен, Черепанов остался жив?
- Скажу так, у него было бы гораздо больше шансов. Самое обидное, что в Омске у меня был дефибриллятор – хороший, американский, стоимостью $ 6000. Но в поездки я его не брал – тяжело таскать. Да и был уверен, что в любом клубе найдется подобный аппарат. Теперь «Авангард» летает на выезды только с ним. Думаю, и другие команды лиги тоже берут с собой дефибрилляторы.

Напомним, что третейским судьей в нашем разговоре выступил эксперт и аналитик спортивного центра Федерального медико-биологического агентства Петр Лидов.

Петр Лидов: - Хотел бы отметить, что далеко не каждый врач клубов КХЛ имеет навыки реаниматолога. А у Сергея Васильевича огромный стаж работы в этой профессии в обычных больницах. И то, что он делал тогда на улице для Алексея - было профессионально и четко. Считаю, Белкин стал крайним в этой трагедии. Его вина абсолютно не доказана. Да и вины как таковой вообще нет.

- Хорошо, на улице вы сделали все, что могли. Но при вскрытии у парня обнаружили кардиомиопатию и увеличенную поджелудочную железу. Почему? Он был плохо обследован? – продолжаем разговор с Белкиным.
- Сразу напомню, что проблемы Леши с сердцем не смогли обнаружить не только мы, но и врачи молодежной и юниорской сборных России, и американцы, когда он проходил тесты в «Рейнджерс». Заключение у всех было одно – «здоров». И судебно-медицинские комиссии сделали вывод: по тем обследованиям, что проходил Черепанов, доктора даже предположить не могли, что он был болен. Диагноз был подтвержден только при вскрытии.

- Чего же стоят медицинские обследования, если они приводят к такому плачевному результату?
- После той трагедии многое изменилось. Рекомендации со стороны КХЛ по обследованию игроков стали более профессиональными, по существу. А до этого больше напоминали какие-то отписки. Ведь те, кто их дает, никакой ответственности не несут. За все отвечают только врачи.

- То есть, если бы Черепанова проверили более детально, могли найти проблемы со здоровьем?
- Их могла выявить кардиография (не путать с обычной кардиограммой - Прим. ред.), но тогда она не входила в диагностику. И использовали мы ее, только если находили какие-то отклонения у хоккеиста. У Леши их не было.

Петр Лидов: - В то время я работал в КХЛ. И после смерти Черепанова был создан экспертный медицинский центр КХЛ, который возглавил Николай Дурманов. Экстренно были созданы программы кардиологической диагностики. При этом все понимали, что треть игроков скрывает жалобы. Причина одна – большие деньги.

Начали проводить обследование и – о, ужас! – нашли 1-2 процента игроков КХЛ, в основном из числа молодежи, которых нужно было отстранять от спорта. Они могли умереть на льду в любой момент. Среди них были и знаменитости.

- Что-то я не припомню, чтобы кого-то из игроков отстранили из-за проблем со здоровьем…
- Нам не удалось полностью реализовать ту программу. Мы не стали инстанцией, которая может отстранить игрока. Остановились на рекомендациях и отдали все на откуп клубам. Помню, передо мной сидел отец одного очень известного хоккеиста. Я ему говорю, что сын может умереть на льду в любой момент. Он парирует: «Вы не понимаете, мы потеряем такой контракт!» Его психология полностью изменилась под влиянием денег. Он стал ими зомбирован…

- Я тоже помню подобный случай, - продолжает Белкин. – Опытному игроку сказали, что его жизнь может оборваться в любой момент. Он долго ругался, а потом сказал, что ни один врач никогда не сможет запретить ему играть в хоккей. Потому что там очень серьезный контракт…

- Пусть пишет бумагу, что вся ответственность на нем.
- Никто такую бумагу никогда не напишет. И крайним все равно всегда останется врач.

- Родители Черепанова после его смерти заявили, что он жаловался на усталость…
- Усталость - характерна для игровых видов спорта. Тем более, с таким календарем, как в КХЛ. Девять суток – четыре перелета и четыре игры. Конечно, это тяжело. И утомление лишь значит, что игрок работает и находится под нагрузкой. Я знал Черепанова с 12 лет, и он относился к категории игроков, которые к нам – врачам – практически не обращаются. Вот и тогда, никаких жалоб от него не поступало. Это может подтвердить кто угодно.

- Откуда в организме Алексея взялся кордиамин – запрещенный препарат, между прочим?
- Честно скажу, не знаю. Я вообще до конца не верю, что он его принимал. Ведь эффекта от кордиамина в плане повышения работоспособности и улучшения восстановления – нет. Один пшик! Ни один нормальный врач не порекомендует такую ерунду. Но даже если Черепанов и принимал этот препарат, то понять это было невозможно. И уж точно, он не мог привести к смерти Леши.

Помню, когда я последний раз держал кордиамин в руках. В 1980 году, когда работал в реанимации. Заведующий отделением увидел эту картину и сказал: «Выброси и никогда не пользуйся». С тех пор видел кордиамин только на прикроватных тумбочках пожилых людей в стационаре.

- Неужели никто в команде не обратил внимание, что Черепанов принимает какое-то лекарство?
- Я был посвящен во многие личные тайны ребят, для многих стал вторым отцом, но никто и никогда не намекал мне о том, что Черепанов принимает кордиамин.

- Кстати, как его принимают?
- Внутримышечно. Есть еще капельки для бабушек.

- Черепанов вводил кордиамин сам себе внутримышечно – то есть, шприцем?!
- Нет. Если он и принимал его, то только в виде капелек.

- Мог ли второй врач «Авангарда» Батушенко быть в курсе этого?
- Сомневаюсь.

- А что за история с капельницами, под которыми лежал Черепанов за несколько дней до последнего матча?
- Капельницы – то есть, инфузионная терапия, применялась, применяется и будет применяться. У докторов всегда есть объем в 200-600 миллилитров глюкозы с микроэлементами. И если человек простыл в поездке, то почему ему не помочь?

- Вообще-то, капельницы – запрещенная методика, которая приравнивается к допингу. Каким образом вы прокапывали спортсмена, зная, что он может быть наказан за это?
- В антидопинговых документах на тот момент были официально разрешены диффузии небольшого объема - до 50 миллилитров.

- Почему после лечения Черепанов был допущен до игры?
- Об этом однажды хорошо сказал Виталий Мутко: «Вы хоть раз присутствовали, когда доктор докладывает тренеру о состоянии игроков? Слушает его кто-либо в команде или нет?» На моей памяти было много случаев, когда хоккеистов заставляли выходить на лед с повышенной температурой. Помню, один защитник отыграл матч с температурой 38,9. Забил гол. А потом зашел в мой кабинет, сел в кресло и говорит: «Васильич, кажется, я сейчас умру…»

Петр Лидов: - Если звезда не выходит на площадку – это ЧП. И в спортивной медицине было принято так: если врач не допускает спортсмена – это его вина. И у меня есть очень большие сомнения, что такой врач нужен клубу. По сути дела, у докторов на руках наручники и они не могут сказать своего веского слова.

- Когда вы покинули «Авангард»? - продолжаем разговор с Белкиным.
- В апреле 2011 года.

- Через два с половиной года после трагедии? А как же дисквалификация?!
- Клуб поступил вопреки рекомендации КХЛ и не выбросил меня на улицу, хотя и мог это сделать. Единственное, я не появлялся на скамейке запасных, не ездил в поездки и на сборы. Трудился «в тылу». Как я понял, я был нужен команде – мне верили и руководители, и тренеры, и игроки. А Батушенко нужно было набраться опыта. Но, если честно, по КЗОТу меня и не могли уволить, ведь дисквалификация распространяется только на игроков. Ни на тренеров, врачей, дворников или поваров… Знаю, что хоккеисты писали письмо в КХЛ с просьбой снять дисквалификацию. Бесполезно…

- Как КХЛ реагировала на ослушание «Авангарда»?
- Прессовала. Давление было очень сильным. Один из руководителей клуба рассказал случай: кто-то из болельщиков бросил монетку – и «Авангард» оштрафовали на 400 тысяч рублей. Тут же ему было высказано: «Не уберете Белкина, будем прессовать и дальше». Об этом же мне и генменеджер Анатолий Бардин говорил, и исполнительный директор Павел Шеруимов.

- И клуб все же сдался?..
- Я сам предлагал руководству, коли уж идет такое давление из лиги, расстаться. Батушенко к тому времени прочно встал на ноги, и уже мог самостоятельно справляться с работой. К тому же, мне стало физически тяжело ездить в поездки. Не мальчик уже. Так что разошлись по-хорошему…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Сергей Васильевич БЕЛКИН
Родился 6 июня 1956 года
Спортивный врач, врач-реаниматолог, врач-остеопат.
Закончил Омский государственный медицинский институт (1973 год), Санкт-Петербургский институт остеопатии (2012).
Работал в детском и взрослом реанимационных отделениях одной из больниц Омска. С 1982 году параллельно трудился врачом сборной СССР по легкой атлетике. Позже на два года стал доктором футбольного омского «Иртыша».
В «Авангард» пришел в 1997 году и трудился там до апреля 2011 года (с перерывом на полгода работы в СКА).
Ныне трудится в юношеской сборной России 1994 года по футболу и питерской клинике врачом-остеопатом.

ВОПРОС РЕБРОМ

ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ О СЕРГЕЕ БЕЛКИНЕ?

«Советский спорт» опросил людей, тесно работавших с Сергеем Белкиным в последние годы, о том, какой он человек и специалист.

Дмитрий РЯБЫКИН, экс-защитник и капитан «Авангарда», ныне игрок «Трактора»:
- Я работал с Сергеем Белкиным с 1999 года и вплоть до его дисквалификации. За это время он ни разу не дал усомниться в своем профессионализме. Причем приятно поражал тем, что постоянно совершенствовался, как специалист. Отдельно скажу о человеческих качествах: он много раз ругался с тренерами, отстаивал больных игроков, которых выгоняли на лед, стоял горой за их здоровье. Сами понимаете, из-за этого у него не всегда были хорошие отношения с наставниками.

А то, что произошло с Черепановым – это несчастный случай. Никто не мог предвидеть такого исхода. Насколько знаю, тот диагноз, который ему был поставлен, распознается только при вскрытии…

Владимир ЩЕРБАК, старший тренер юношеской сборной России по футболу 1994 года рождения:
- Я знаю Сергея Васильевича очень давно, еще со времен футбольной карьеры. У него всегда на высокой ступени стояли профессиональные и личностные качества. Белкин уважаем спортсменами, к нему с удовольствием идут и рассказывают о самом сокровенном. Доверяют. Моим нынешним подопечным, чтобы проникнуться к нему, хватило двух сборов. Так же было и во времена моей молодости.

Еще отмечу, что Сергей Васильевич никогда не останавливается в профессиональном плане. Учится, самообразовывается и развивается, как врач.

Анатолий БАРДИН, экс-генеральный менеджер «Авангарда»:
- Скажу четко и емко. Белкин - хороший человек и профессиональный доктор.

Сергей БЕГИШЕВ, "Советский спорт"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.