Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Опрос

Будете ли вы следить за выступлением «Авангарда» в Кубке Надежды?

  • Нет (55%, 88 голос(ов))
  • Да (45%, 71 голос(ов))

Всего проголосовало: 159

Загрузка ... Загрузка ...

Архивы

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Партнеры

новости бокса, бокс россия, бокс чемпион, алексей тищенко, чемпион мира

Счетчики

Яндекс.Метрика

Денис Куляш: «Мне от Сумманена больше всех доставалось»

Фото: superomsk.ruЗащитник казанского «Ак Барса» Денис Куляш дал обстоятельное интервью об актуальных вопросах современного российского хоккея и не только.

В ТРЕНЕРСКОМ ШТАБЕ У НАС «ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ПЯТЕРКА И ВРАТАРЬ»

— Сейчас у команды идут сборы, чем Белов отличается от других тренеров в части предсезонной подготовки?
— Я не люблю сравнивать тренеров, кто и как работает. Сборы — это такая летняя неприятная процедура, когда вокруг светит солнце, все отдыхают, а ты вкалываешь на тренировках. Сейчас мы занимаемся чисто аэробной работой, чтобы набрать форму, примерно до конца августа придется терпеть, скрипя зубы работать.

— Формат тренировок какой?
— Много бегаем, мы тут посчитали, и за первые три дня, выяснилось, что пробежали 30 километров. Зала стало больше, смеялись, что три дня прошло и мы уже готовы к сезону. Есть датчики, который снимают все показания и сразу видно, кто выкладывается на тренировках, кто немного ленится.

— Новый тренерский штаб в команде и хотелось бы узнать, кто и чем занимается?
— Главный (Валерий Белов – прим.) над всеми шефствует. Соколов, вероятнее всего, будет работать с защитниками, Барков с нападающими, Абрамов, понятное дело, с вратарями, а Михаил Сарматин продолжает учиться и набираться опыта. У нас за спиной будет целая пятерка и вратарь!

Как только сборники приедут, уже будут понятны очертания пятерок, и тогда мы уже плотнее будем заниматься со «своими» тренерами. Состав нельзя назвать сбалансированным, пока у нас еще очень много молодых ребят, уверен, что некоторые из них уже через пару лет будут играть за главную команду.

— С командой сейчас занимаются молодые вратари – Гарипов и Перевозчиков, что можете сказать про этих ребят?
— С Гариповым мы уже играли в прошлом году и я говорил, что он тот человек, который нас вытащил в нескольких матчах в Казани, Астане и Нижнекамске, везде, где он выходил на замену, мы везде выиграли. Если он будет работать над собой, то достигнет многого.

Мы всегда общаемся с молодыми ребятами, что-то подсказываем, чтобы не было, что вот, мол, мы из первой команды, а вы тут еще никто. Такого нет. Работает вместе ради общего дела.

Что касается Перевозчикова, видно, что он впервые работает с исполнителями столь высокого уровня и ему пока еще рановато, хорошо, что его подключают к первой команде, необходимо набираться опыта.

— Вы также прошли этот путь из второй команды «Авангарда», потом молодежные составы московских клубов…Как Вам дался этот переход из молодежного хоккея во взрослый?
— Никто не подходил, не помогал. Когда был маленький, у меня был один кумир – Константин Масляков, легенда омского хоккея. Работал сам над собой, понимал, что с 7 лет отдался хоккею и после этого пойти в 20 лет учиться, как у нас говорили — стать «ботаником», было уже поздно, и выбор оставался небольшой – работать, работать и работать. Кто-то говорит, что если в 21 год не заиграл в первой команде, то всё, можешь вешать коньки на гвоздь – ошибочное мнение. Я через всё это прошел и продолжаю развиваться, стоит остановиться и твоё место быстро займут другие.

ПАРЕНЬ, НЕ ПОЙТИ ЛИ ТЕБЕ В ОХРАНУ РАБОТАТЬ?

— Как уезжали из Омска, в детстве? Первый, так скажем отъезд.
— Когда в тебя не верят, не видят в команде, не замечают и говорят: «Парень, не пойти ли тебе в охрану работать?». Плюс то, что еще каждый мужчина должен пройти нашу армию, не хотелось от этого убегать. В итоге, я сам пошел и сдался в армию – в самарский ЦСК ВВС. Спустя некоторое время, когда уже и в сборную попал, будучи игроком уже ЦСКА, именно эта команда толкнула меня в большой хоккей, Омск уже опомнился. Странно как-то, вот взять тот сезон в «Авангарде», лучший в моей карьере, но почему-то когда меняется руководство, опять становишься не нужен. «Ак Барс» вовремя спохватился и забрал меня, раз Омск сказал «нет», я принял предложение Казани.

Не было детского желания доказать, что вот, мол, я не в охране?
— В Омске мне очень всё нравится, тем более там родился, отец у меня там живет, мама часто приезжает, она у меня в Москве работает, много ребят играет с которыми я еще в школе учился – Антон Курьянов, Александр Пережогин. А доказывать… Я, прежде всего, самому себе что-то пытаюсь доказывать, а вот ходить и потакать, вот вы меня не разглядели, нисколько не хочется.

— С кем больше всего в команде общаетесь?
- Я достаточно близко общаюсь с Денисом Голубевым, он ко мне в гости со своей супругой приходит, на выездах вместе, на тренировках. Взял его под своё крыло, очень хочу, чтобы этот парень заиграл. Он мне как брат, могу с него спросить строго и совет дать. Он молодец, выслушивает, бывает, что на эмоциях могу и на себя накричать и на него, но дальше рабочих моментов такие выволочки не выходят.

— Кем Вы себя больше чувствуете? Столичным жителем или сибиряком?
— Я уже не так часто приезжаю, у меня два сына в Москве родились, 7 лет среднему сыну, он уже говорит: «Папа, ты омич, а я москвич». Родина там, где родился и я сибиряк, мы в Москве обосновались, когда была возможность, купили квартиру, а в Омске сейчас уже ничего нет и там я, скорее, бываю в гостях.

ОТЕЦ УХОДИЛ С МАРШРУТА И ВОЗИЛ НАШУ КОМАНДУ НА ИГРЫ

— Родители у Вас, чем занимаются?
— Они у меня, к сожалению, не живут вместе. Все живы, здоровы, Слава Богу. Папа у меня всю жизнь проработал на городском автобусе, мама работает в детском саду, она у меня старшая медсестра. Уже третье поколение пошло — я был в садике, потом мой младший брат, у нас разница 8 лет с ним, потом дочка моя из садика вышла, средний сын из садика вышел, вот младший сейчас.

— Вы, как раньше говорили из рабоче-крестьянской семьи, может, поэтому трудолюбие такое?
— Я понимал, что с омской зарплатой тяжело было и одеть, и прокормить, когда ты растёшь с каждым днём, кроссовки нужны там, футболка нужна. Тяжело было, папа получал 5000 рублей, мама 3000 и мы с братом вдвоем под метр девяносто ростом. Я понимал, что всё будет висеть на мне, шёл, шёл, скрипел зубами и понимал, что нужно.

— Вы родителей сейчас сами содержите?
— Да.

— Как вот они умудрились вас воспитать хоккеистом? Ведь очень дорого.
— Нет, раньше всё было. Вот представляете, отец водит рейсовый автобус, он должен ходить по маршруту, а отец уходил с маршрута и возил нашу команду на игры, с одного места в городе в другое на первенство города, ему потом попадало за это. Правда, после того как узнавали, что он возил детей, команду, то всё нормально было.

— А кого он возил из тех, кто сейчас играет?
— Куляша (смеется – прим.), Таратухина возил, например.

— Сейчас бы, наверное, ваши родители не смогли бы хоккеиста воспитать? Вот, к примеру, если бы Вы родились в 2000-м году.
— Нет, я думаю, что нет, сейчас я вижу настолько много «блатных» хоккеистов растёт, что еще 7 лет ребёнку, а родители думают, что он должен с первой командой подписать контракт. Я считаю, что это неправильно, я знаю, что вот моему сыну 7 лет, я ему даю понять, что нужно хорошо тренироваться и учиться, и тогда всё будет хорошо. Он работает и работает, дома все стены, правда, сломаны, но ничего терпимо, молодец. Я со своей профессиональной точки зрения ему подсказываю, как сам вижу. Иногда смотришь на родителей, которые своих детей приводят на тренировку и становится обидно за то, как они воспитывают их.

— Сын у Вас нападающий, какая позиция?
— Ему 7 лет, он играет в центре, вот недавно был турнир, он в первой игре забил 10, во второй 9, в третьей 7, в четвёртой 8 голов, у него даже есть там и медаль, и статуэточка его первая, она сейчас дома стоит. Он в спортшколе ЦСКА, семья живет в Москве, сейчас вот жена рядом, но по ходу сезона также уедет, там еще дочка старшая в школу ходит. Хочется дать понять сыну, что он должен заниматься, что учиться тоже нужно, а он говорит: «Папа, я буду только в хоккей играть. Я куплю дом в Америке». Потому, что он не может понять, почему Сапрыкин живёт в Америке — это его кумир. Я ему даю понять, что, прежде чем ты купишь дом, ты должен сначала научиться считать, писать, знать, как правильно писать. Для него это немножко диковато, он понимает, что для него хоккей — это всё.

У НАС ЕСТЬ ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР И НИКАКИХ КОНСУЛЬТАНТОВ

— Казань, как город для жизни?
— Город красивый, всё нравится, где-то уже даже узнают, осталось только Кубок Гагарина выиграть, чтобы вообще приняли.

— Город изучили уже?
— С Денисом Голубевым выбираемся иногда, чтобы он был под моим присмотром, чтобы много не переедал (смеется – прим.), кое какие рестораны знаем, но не будем давать рекламу им. Уже что-то я знаю, как выехать из Казани, допустим, в сторону Москвы. Очень люблю на машине ездить, из Москвы мотаюсь даже в Омск, три тысячи километров.

— Такой экстрим можно сказать, да? С остановками переночевать или прямым марафоном?
— Нет сразу, у меня даже есть определённое время, один раз ехал 29 часов — три тысячи километров, представляете? Вот у нас сезон закончился, я с тестем ехал, помогал ему, практически ехал один всю дорогу.

— А как, спички в глазах?
— Сон был минут тридцать, сорок. Потому что ты понимаешь, что у тебя за рулём кто-то и ты должен видеть его состояние. До Омска из Москвы на машине, а обратно уже на самолете, трассы сложные стали – фурами всё забито, да и дороги плохие.

— В Казани ещё пробки серьезные появились в последние годы, в этом году вообще какой- то караул…
— Мы про Москву тогда промолчим…

— При переходе в «Ак Барс» должно быть огромное значение для вас имел тот факт, что Билялетдинов здесь тренер, а тут вышла, так сказать подстава…
— Это жизнь. Мы говорили с ним, он видел для меня определенное место в команде и вообще мне многие говорили, что нужно попасть к Билялетдинову, чтобы стать настоящим защитником, а не полузащитником. Сейчас новый тренерский штаб с нами много занимается и за это время уже столько информации принял, что возможно уже стану «настоящим защитником». Это так ребята надо мной смеются, они знают, что я люблю помогать нападающим.

— Правда, что Билялетдинов в «Ак Барсе», как консультант?
— Нет, у нас есть главный тренер и никаких консультантов нет. Думаю, что еще будет возможность поработать с Билялетдиновым, дай Бог ему выиграть Олимпиаду.

— Так может быть Вы и будете на этой самой Олимпиаде с ним работать?
— Нет, я немного уже отошел от сборной, я сейчас буду более клубным хоккеистом.

— Если будете хорошо играть, всё равно же позовут.
— После того, меня шесть раз отцепляли, а ты уже не восемнадцатилетний мальчик, месяц пашешь и тебе за два дня до чемпионата говорят: «Извини, тебе вот здесь чего-то не хватило или вот над этим стоит поработать». Вот в этом году я подлечил все свои болячки, было время. Сборная – это хорошо, каждый должен туда ехать, но есть свои нюансы…

— То есть в сборную Вы сами себе дверь закрыли?
— Не хочу говорить про возраст, но хочется уже подумать о здоровье и не ездить затыкать там «дыру» за кем-то и гадать — попадешь, не попадешь…

— Когда говорят «Денис Куляш», то сразу вспоминают матч «Динамо» — «Ак Барс», и тот Ваш гол на последних секундах. Вы какой матч в своей карьере считаете самым запоминающимся?
— Я тот матч тоже помню хорошо, гол за три секунды, но самый запомнившийся другой. У меня есть друг – администратор в «Спартаке». Буквально вчера он мне напоминает матч, который мы вместе смотрели, финал Олимпиады-98 «Россия – Чехия», Доминик Гашек тогда сборную вытащил. Так вот друг и говорит: «Ты, играя за «Авангард», забил ему два гола в одном матче». Причем, неплохие голы были, один там от синей линии в «девятку», он мог его поймать. Смысл такой, что самый запоминающийся матч был именно тот, где я забил Гашеку две шайбы.

— В НХЛ звали?
— В прошлом году звали в «Нэшвилл», но я уже, наверное, не готов. Был бы моложе, может быть, еще подумал. Они звали меня под плей-офф, тонкостей не знаю, переговоры вел агент. Я сразу сказал, что у меня контракт с «Ак Барсом» и я никуда не поеду. Как они говорили, что я с Уэбером (защитником «Нэшвилла» — прим.) буду одним из бросающих…

НЕ ВСЕ РЕБЯТА ПОНЯЛИ В КАКОЙ ХОККЕЙ МЫ ИГРАЛИ

— У Вас с Крикуновым настоящий сериал…
— Понятно, что Крикунов требует от игроков большой самоотдачи, его баллоны знают все, даже вот в Эмиратах мы так тренировались, что потом не хотелось не то, что на море идти, а даже до столовой топать не было никакого желания. В «Динамо» я молодой, горячий был, а сейчас он меня увидел, возможно, даже удивился, когда подходил и делал замечания, а я на них спокойно реагировал.

— Говорят, что эти «эмиратские кроссы» с Вами и сыграли злую шутку, не хватило свежести.
— Мы и на Уфе очень много сил потеряли. Все еще помнили, как «Салавату Юлаеву» проиграли годом ранее, настрой был запредельный. «Трактор» казался проходимее, чем «Салават».

— Не было проблем с настроем?
— Нет, где-то не хватило сил, а где-то людей, ребята играли на уколах, а Морозов и вовсе лечился. «Салават» обыграли на эмоциях, а вот на «Трактор» уже нужны были силы.

— Казалось, что «Ак Барс» в серии с «Трактором» играл без тактики – вот «вы» как-нибудь забейте, а «вы» как-нибудь не пропустите. Было такое или я ошибаюсь?
— Да, такое было, мы даже с ребятами заходили в раздевалку и спрашиваем: «Как мы должны выигрывать?» В обороне сложно, в нападении также нелегко, если посмотреть мы забивали по одной или две шайбе. Не все ребята поняли, а собственно в какой хоккей мы играли, какая у нас тактика. Получится забить – забили. Вот и всё.

— Можно сказать, что Белоусов переиграл «Ак Барс»?
— Он очень сильный тренер, и у его команды был виден рисунок игры, а мы сыграли, как получилось. Нам немного не хватило, немного огонька и эмоций. Сейчас видно, что команда работает по другому, намного быстрее, уверен, что «Ак Барс» сильно изменится.

— Вратари всегда дают установки защитникам, к примеру, Веханен при выходах два в одного просил играть со свободным игроком, какие самые необычные установки давали Вам вратари?
— Было да, вспоминаю Карри Рамо, у каждого финна есть свои нюансы. Так вот Рамо просил анализировать ситуацию. Если игрок праворукий и он идет по правому флангу, необходимо играть с дальним хоккеистом и не дать ему бросить, если он леворукий, то я должен идти в лоб ему. Приходилось быстро переключаться, в этом были сложности. На тренировках отрабатывали, да и не скажу, что в «Авангарде» было такое, чтобы часто два в одного вываливались.

— А в «Ак Барсе» частенько бывало…
— Согласен. Потому что, Крикунов требовал того, чтобы защитник шел борт закрывать, а я не сторонник такой тактики. Знаю по себе, если сильный пас идет на крайнего нападающего, как бы ты не хотел по борту остановить шайбу и игрока, это сложно, поэтому такие провали и были. Потом мы с ребятами договорились и решили играть по другому, пусть лучше будут выходы «три в два» или «два в два».

— Потом, наверное, санкции были?
— Он видел своё, а мы же на льду творим. Разбор полетов был такой, тренер спрашивает: «Зачем туда пошел?» Ответ был: «Вы же сами сказали». Важно же не просто пойти куда сказали, но и ситуацию предотвратить, а через борт сделать это очень сложно, как-то игрока поймать.

ЗАХАРЧУКА МЫ НАЗЫВАЛИ «МАЛЫШ»

— Когда вы расчехлите пушку, болельщики этого ждали, но так и не дождались.
— У меня есть знакомые, которые делают для меня нарезки моментов и голов. Я всегда пересматриваю, постоянно. Я много забивал в большинстве, в этом году была другая роль и когда ты не играешь 15 матчей в большинстве, и о тебе вспоминают, мол, есть вот Куляш, который может бросить, не так просто выйти и забить, когда постоянной практики нет, не знаю, как действует партнер. В Омске я забил то ли 14, то ли 16 шайб, но там я знал, что Ягр мне даст шайбу и я смогу бросить, и как шла комбинация. Здесь меня немного притормозили. Никогда от синей с кистей не забивал, а тут забил. Я не жалуюсь, но в этом году у меня была задача больше играть в обороне, вроде бы показатель «плюс-минус» был хороший, а что касается голов, то я же не могу брать сам шайбу и бросать постоянно. Мне потом нападающие скажут: «Денис, а ты, давай, сам за шайбой побегай». Вот урезали меня во времени, и я немного растерял навыки.

— Вы говорите о защите и оборонительных действиях, болельщики ждали от Вас не только «чумовых» бросков, но и как раз эффектных силовых приемов, а их было немного. Может быть как раз травмы, где-то делали «прокат», когда можно было бить или еще что-то в этом роде?
— Было такое. Я люблю жесткую игру, но иногда получалось так, что я своими приемами создавал проблемы команде – вот момент с Булисом, например, многие говорят, что ничего не было, кто-то говорит, что он меня видел. Я перестраховываюсь, чтобы не навредить игроку и, самое главное команде, у нас есть Степан Захарчук, вот кто умеет в тело играть.

— Он, по сути, только в этом году начал так жестко играть.
— Да, наверное. Я знаю его еще по Самаре, мы его «Малыш» там называли. В первую очередь мне хотелось бы приносить пользу команде, чтобы «Ак Барс» побеждал.

— С кем сейчас играете в паре?
— Пока не все есть, но пока мы тренируемся с Паниным.

— Вы омич, который получил путевку в большой хоккей в ЦСКА, теперь, наверное, ни ногой в «Металлург» или в «Спартак»?
— Я над этим не задумывался, такого, думаю, в хоккее нет. Зарекаться не хочется, знаю одного хоккеиста, который говорил, что никогда не будет играть у такого-то тренера, однако через некоторое время он переходит в команду, в которой тот ненавистный ему специалист работает. Сейчас я игрок «Ак Барса», у меня после этого сезона заканчивается контракт и, в первую очередь, буду ждать предложения из Казани. «Ак Барс» такая команда, из которой самостоятельно не уходят, а выгоняют (смеется – прим.). Всё будет зависеть от меня, как сезон проведу. Сам для себя цель создал, я ничего уже давно не выигрывал — в 2006 году только Кубок Европейских Чемпионов. Даже ребята знакомые говорят: «Дэн, пора уже выигрывать Кубок Гагарина». Хочется уже выиграть, чтобы привезти Кубок, над головой поднять его и порадоваться. Поэтому цель — выиграть в России.

— Не привезли из отпуска с собой «омских пирогов» на боках?
— Тут и ездить никуда не нужно, у нас в столовой так готовят вкусно, что порой приходится сдерживать себя. С собой ничего не привез, всё в норме. Наоборот, еще хочу веса набрать, мой рабочий вес – 109. Докторам уже заявил, что хочу быть как Артюхин — 115 килограммов, но только вес нужно набирать в спортзале, а не в столовой.

«ДЕНИС КУЛЯШ ДОЛЖЕН ВЫЙТИ»

— Ох уж этот Ваш бросок, наверное, подшучивают насчет рекорда побитого (на последнем «Матче звезд КХЛ» защитник «Трактора» Александр Рязанцев в конкурсе на силу броска показал результат 183 км/ч, побив рекорд Дениса Куляша — 177 км/ч — прим.)?
— Нет, я по объективным причинам не поехал на этот «Матч звезд», у меня жена родила, и попросил, чтобы меня не брали на тот матч. Напомню, что в Питере я побил рекорд Хары со второго броска, третий мне не дали, а Рязанцев бросив во второй раз, даже до моего достижения не дошел и лишь на третий побил рекорд, может быть и я третьим броском так бросил. Мы с Рязанцевым общаемся и, думаю, что еще побьем его рекорд и в игре с Череповцом (Рязанцев пополнил в это межсезонье ряды «Северстали» — прим.).

— Как вы «прикладываете», что вы делаете, расскажите?
— Мне говорят, что «у тебя размах под потолок». Меня никто не учил бросать, я учился сам, хотя клюшек не было, особенно в 18 лет, когда вроде бы силы появлялись. Главное — техника броска и работа в зале, да и не только я летом на даче забивал в землю уголок строительный. Вставал на бочку, брал кувалду и бил, бил, и забивал в итоге, меняя руки поочередно, по баллону тоже бил кувалдой. Что касается работы в зале, того, что нам дают, достаточно. После тренировок остаешься на льду и отрабатываешь технику. Если сидеть, чай пить и ждать, то бросок никогда не придет. Так что, когда просят рассказать секрет, мне нечего ответить, кроме как — идите работать!

— Сумманен действительно такой сумасшедший?
— Мне от него больше всех доставалось. Как он сам говорил — я прошел его школу. Бывало, что за неделю меня три раза выгоняли. Мы могли смотреть видео после матча и, вдруг, просмотр останавливали, а он говорил ни с того, ни с сего: «Денис Куляш должен выйти». Мол, он не хочет, чтобы я находился в этой команде. Вот и сейчас так вышло, насколько я знаю, Сумманен сказал, что или он уходит, или Фролов. Тяжелый человек, но он очень умный, посмотрите, насколько «Авангард» прибавил с ним. Я видел рисунок команды, мне нравилось играть в такой хоккей, мы же даже 19 игр подряд выиграли, ведь не просто так.

— Правда про планшеты?
— Летало всё, возле меня тоже. Костюмы рвались, мусорные бачки летали.

— А драка с Ягром была?
— Нет, это выдумки, пусть журналист, который это написал, подойдет ко мне и скажет, что была драка, а я ему расскажу, как было всё на самом деле.

— Что касается ситуации с выбором между тренером и Фроловым, как вы считаете насколько это правильно, ведь тренер один, а игроков больше двадцати и всем не угодить?
— Согласен, они посчитали, что Фролов принесет больше пользы, пусть тогда теперь доказывает, что он такой забивной игрок. Думаю, вывели в финал Омск совсем другие игроки, да и само достижение это скорее тренерское. Они взяли другого финна сейчас, который, говорят, еще жестче, любит спецназовскую подготовку. Посмотрим…

— Как в Омске болельщики?
— Мне даже по ночам в магазин ездить приходилось, чтобы продуктов купить. Народ помешан на хоккее. Один увидел тебя, крикнул другому и всё — поход в магазин превратился в автограф-сессию. У меня принцип — никогда не отказывать болельщикам.

ТАК НЕЛЬЗЯ СЕБЯ ВЕСТИ

— Вы много говорите про контракты и болельщиков, как Вам история с Анисиным — он и болельщиков обидел, и теперь с клубом ругается?
— Анисин мотался по низшим лигам и не самым сильным командам, а сейчас в один год выстрелил и стал мега-звездой, вернее сам себя таким почувствовал. Так нельзя вести себя, поэтому мне его история и слова не очень интересны.

— Чтобы Вы хотели изменить в лиге, если бы были её руководителем?
— Мне всё нравится. Разве что рановато собираться за два месяца до начала чемпионата, это вопрос скорее даже к Андрею Коваленко, я так понимаю. Так рано собрали для сборной, на две недели раньше. Пусть тогда сборники собираются так рано (смеется – прим.). Стало лучше, даже судейство стало лучше, сейчас не убивают. Нет авторитетов, разве что Радулову можно рычать на арбитров.

— Вы говорите про хорошее судейство, забывая историю с Булисом (в третьем матче полуфинальной серии Восточной конференции-2012 Куляш был удален до конца игры арбитром Булановым за силовой прием против форварда «Трактора» Яна Булиса — прим.).
— Бывает, Булис больно упал, его больно унесли – вот меня удалили. Посмотрим как Булис к сезону готов, я ему даже на следующей игре, когда он свежий вышел на матч, без каких-то там травм, сказал, что так делать нехорошо.

Айрат ШАМИЛОВ, Sportlar

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.