Календарь недели

Популярные тексты февраля

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Блоги

АРХИВ БЛОГОВ

Поиск по сайту:

Рубрики

Опрос

Будете ли вы следить за выступлением «Авангарда» в Кубке Надежды?

  • Нет (55%, 88 голос(ов))
  • Да (45%, 71 голос(ов))

Всего проголосовало: 159

Загрузка ... Загрузка ...

Архивы

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Конференции

"ОМСКИЙ СПОРТ" НА СВЯЗИ

Отвечаем на вопросы, касающиеся работы сайта.

Партнеры

новости бокса, бокс россия, бокс чемпион, алексей тищенко, чемпион мира

Счетчики

Яндекс.Метрика

Евгения Канаева: «Мне не дано дружить с хореографией»

Фото: Александр Румянцев, superomsk.ruКанаева редко дает интервью. Журналистам приходится охотиться за ней по полгода. Она кажется безупречной, даже слишком. После побед Женя видит главную заслугу в своих тренерах. После поражений, которые крайне редки, укоряет себя за то, что она тем самым тренеров подвела. Ни шага в сторону… Давно хотелось понять: это лицо или маска?

Через две недели на этапе Кубка мира «Гран-при Москвы» мы увидим ее олимпийскую программу. Которую в Лондоне увидят через полгода.

Пока же мы разговариваем в кафе в здании Digital October на Берсеневской набережной: только что у Жени прошел телемост с США: бренды «Pantene Pro-V» и «Venus» выбрали гимнастку своим «послом красоты». «За женственность, успешность и целеустремленность» – так дословно был аргументирован этот выбор.

«ПОЧТИ НЕ СПЛЮ ПО НОЧАМ»

– Женя, объясните мне. Ваша невероятная сдержанность, вообще весь ваш настолько безукоризненный имидж… Это лицо или маска?
– Ну и вопрос! Гм… Я понятия не имела, что, глядя на меня, могут прийти в голову мысли о маске. Я вообще-то не считаю себя безупречным человеком. Я такая, какая есть. И не вижу необходимости загораживать себя маской. Стараюсь радовать своих близких, а на выступлениях – тех, кто присутствует в зале. Живу, радуюсь… Иногда мне бывает тяжело – как и всем людям.

– Правда, что гимнастки порой устают до такой степени, что прячутся от тренеров под лестницей?
– Бывает. Бывает, что очень тяжело. И в раздевалки уходим с тренировок, хотя это не очень хорошо. Но нервы сдают, и ничего с этим поделать не можешь. Потом возвращаемся. Терпим, потому что есть ради чего терпеть… Особенно часто эти срывы происходят в начале года, когда идет отработка новой программы и тебе приходится находиться в зале по восемь часов ежедневно…

– Без перерыва?!
– Перерыв предусмотрен. В перерыве мы идем к врачам, к массажистам, кто-то успевает, помимо массажистов и врачей, еще поспать. Но это крайне редко получается.

– Вам удается уснуть?
– Сейчас я и по ночам толком не сплю.

– До Олимпиады в Лондоне еще полгода, а вы уже перестали спать по ночам?
– При чем здесь Лондон? К Лондону это не имеет никакого отношения! Вы что же, думаете: Лондон – так это все, я не сплю и уже потихоньку схожу с ума от мыслей о своей второй Олимпиаде? Я еще на нее отбираюсь, во-первых. Кто едет на Игры – станет известно ближе к лету, после чемпионата Европы. Моя бессонница – это всего лишь усталость…

– Я прочитала заметку о том, что Дарья Кондакова выиграла квалификационный олимпийский турнир в Лондоне. Но на чемпионате мира в Монпелье вы с Дашей завоевали для России две неименные лицензии. А теперь, получается, Даша уже получила лицензию лично для себя? Отчего же вы этого не сделали?
– Все не совсем так. В Лондоне выступали гимнастки, которым не достались лицензии в Монпелье. Меня же, Дашу и Алию Гараеву как победителей и призеров чемпионата мира пригласили там выступить вне конкурса. Но так как у меня все четыре вида абсолютно новые, мне не захотелось показывать свою программу в сыром виде. И я отказалась от приглашения. И, к слову, чемпионки мира в групповых упражнениях, сборная Италии, которые тоже получили приглашения в Лондон, туда не поехали. Это не такой уж глобальный турнир, к тому же он проходил даже не в олимпийском зале. Мне приятно, что меня тем не менее приглашают, помнят (смеется), и лишний раз выступить никогда не плохо, тем более в олимпийский год. Но, поскольку у меня была причина, и по точно такой же причине, насколько мне известно, отказалась Алия Гараева, в Лондон слетала только Даша. Видимо, она чувствовала себя более готовой.

– Вы готовы рассказать о своих новых программах?
– А зачем? Вы их увидите в конце февраля, на «Гран-при Москвы». Если я начну рассказывать, смотреть будет не так интересно.

– Вот! Вот вы опять замыкаетесь в себе. На чемпионате мира в Монпелье после победы в многоборье вы не пожелали сказать мне, что вы будете делать вечером.
– Я, может быть, еще не знала, что буду делать вечером! Не решила еще!

– Значит, все гораздо проще, чем я думала. И все же очень часто ваши ответы на вопросы журналистов выглядят гладкими как камушки. Не могу поверить, что это не маска. Может быть, когда-то вы были неосторожны, слишком откровенны и вам пришлось пожалеть об этом?
– Да, есть вопросы, которые я не люблю. Не люблю вопросов о личной жизни и практически не отвечаю на них. И сама внутренне решаю, что сказать, а о чем умолчать. Я не отвечаю необдуманно. Те вещи, которые я считаю нужным сказать, – я говорю, но что-то ведь широкой публики, на мой взгляд, совершенно не касается.

– А если мы попробуем все же коснуться вашей личной жизни – дипломатично… Время на личную жизнь у вас, собственно, есть?
– Есть. Конечно, есть…

– Но каков он, ваш идеал? Идеал, заметим в скобочках, был даже у Пушкина.
– А у меня нет идеала. Для меня его не существует! Все зависит от того, что мы хотим видеть. Если мы хотим увидеть в человеке только плохое, все готовы истолковать, как недостаток, настроены на поиск этих недостатков, мы найдем то, что ищем. А если ты изначально настроена видеть хорошее – именно это и увидишь. И все будет хорошо!

– Вы как-то обмолвились, что мужчина должен вас чем-то удивить, чтобы вам понравиться. Это должно быть что-то неожиданное. А что, например?
– Да в том-то и дело, что я… не знаю!

– Ваш тренер, Вера Штельбаумс, рассказывала мне о молодом человеке, оставлявшем для вас букеты на КПП Новогорска. Он еще существует в природе?
– Его больше нет. Там просто был ряд таких моментов… О которых мне не хочется рассказывать.

«ПРОСТО ЖЕНЯ»

– Из Википедии можно почерпнуть, что вы занимаетесь изучением компьютера. Прагматично.
– О, я как раз не самый большой любитель компьютера и Интернета. Я за общение в жизни. Да, бывают разные случаи, когда один человек находится в Америке, а другой в России. Тут спасает скайп. Но вообще я в соцсетях не сижу. Если кто-то хочет со мной поговорить, меня всегда можно найти по телефону. А социальные сети – по-моему, пустая трата времени.

– Суррогат? Существует, допустим, заменитель сахара, а это – заменитель жизни.
– Этот заменитель жизни, впрочем, не обошел меня стороной. Какое-то время я провела в социальной сети, но не под своим именем.

– Что заставило прибегнуть к маскировке?
– Клоны. Моих клонов оказалось так много, и они, как выяснилось, настолько воинственно и непримиримо настроены, что, когда я поначалу попыталась создать свой аккаунт под настоящим именем и фамилией, они стали писать мне возмущенные сообщения: «Ты клон! Что ты тут делаешь?» Я опешила и не стала спорить.

– Какой же псевдоним вы выбрали?
– «Просто Женя». Но я уже удалила эту страничку. Я прожила под этим бесхитростным псевдонимом примерно полгода, после чего пришла к выводу, что мне не хочется тратить на Интернет так много драгоценного времени. Лучше перед сном почитать книгу, позаниматься английским или встретиться с друзьями. Но Интернет – это заразно.

– Кто-нибудь распознал, что это как раз – «непросто Женя»?
– Только те, кто был посвящен в ее тайну, либо те, с кем у нас есть общие знакомые. Со временем, правда, это перестало быть тайной. У меня был закрытый профиль, и писать мне могли только те, кого я внесла в список друзей. Тем не менее заявок на то, чтобы попасть в этот список, в какой-то момент стало так много… Несколько тысяч. Я не в состоянии поддерживать виртуальное общение с таким количеством людей. И, в том числе, чтобы никого не обижать, я ушла из Интернета. Всем мил не будешь. Одному ответишь, а другому – нет. Появятся какие-то обиды: «Вот она, значит, какая! Не буду больше за нее болеть!» Зачем же травмировать детей? Как правило, это были маленькие девочки, которые любят гимнастику, и им очень хотелось подружиться с Евгенией Канаевой. Пусть не разочаровываются во мне. Пусть приходят за нас болеть!

– А как поживают ваши клоны? Вы ушли – а они между тем остались?
– В «Одноклассниках», как мне рассказывали, по-прежнему обитает мой клон. Мои друзья заходили как-то на ее… на его (?) … страничку – говорят, там столько пожеланий для меня, пишет такое огромное количество людей. Поздравления, стихи – чего там только нет! Мне было очень приятно, что люди так интересуются гимнастикой. Пусть их будет как можно больше!

– Интересно было бы понять, что заставляет человека отказаться от своей личности и выдавать себя за вас?
– Может быть, скучная и однообразная жизнь, отсутствие ярких, сильных впечатлений и вследствие этого – желание свою жизнь разнообразить, побыв кем-то другим. Но это всего лишь предположение. На самом деле причины могут быть какими угодно…

«СТЫДНО ПЕРЕД БАЛЕРИНАМИ!»

– «Не хватает сильных, ярких впечатлений…» А у вас в последнее время были подобные впечатления – что-то такое, что буквально пронзило насквозь?
– Да, такое впечатление у меня было. Это балерина Наталья Осипова. Я ее видела на сцене Большого театра, еще до его реконструкции.

– Это же было довольно давно?
– А я до сих пор нахожусь под впечатлением от ее танца. Так меня не поразил больше никто! Гимнастика так или иначе начинается с балета. Каждое утро у нас начинается с хореографии. А так как мне не дано дружить с хореографией…

– Вам?!
– А чему вы так удивляетесь?! С точки зрения хореографии я не очень щедро одарена природой – это факт!

– Что же вам не дано? Вы плохо чувствуете музыку?
– Музыку я как раз очень люблю, и, надеюсь, я ее чувствую. Во всяком случае, я стараюсь попадать своими движениями в такт, сливаться с ней. И я искренне верю, что во время моих выступлений нет такого ощущения, что я и музыка как бы находимся отдельно друг от друга. Стопы, колени, выворотность стоп – вот что я на самом деле имела в виду! Как, предположим, у Оли Капрановой или у Веры Сессиной: какие у них были стопы, подъемы просто великолепные! Но благодаря педагогам, тренерам, которые непрерывно занимаются исправлением моих недостатков, это удается заштриховывать.

А Наталья Осипова… У нее очень легкий толчок. И далеко не все балерины обладают таким толчком. Обычно, когда я ходила на балет, я не видела ни одной балерины, которая толкается в полный объем. Мне казалось – они вполсилы прыгают. Но это сугубо мое мнение! Осипова же – у нее и вращения, и прыжки, и легкость, и темп, в то же время она не показывает, как она под конец спектакля устала. И это профессионализм – не показывать своего истинного состояния! «Боже мой! – сказала я себе. – Мое выступление длится полторы минуты, а они танцуют полтора-два часа!» Мне вдруг даже стало стыдно… перед балеринами!

– Впечатления нас порой достаточно серьезно меняют. Что-то изменилось в вас после того, как вы увидели Наталью Осипову?
– Да. Я дала себе слово никогда не показывать на ковре своей усталости, не показывать ее зрителям. Мы на ковре – актрисы, и все, что мы делаем, должно выглядеть легко и просто. Зритель не должен охать и вздыхать: «Бедняжка! Как ей плохо, как сложно! Она там чуть не сломалась! Такой трюк сделала – ей тяжело было, но она сделала!» Может быть, какой-то плюс здесь есть. Но, мне кажется, гораздо лучше слышать отзывы: «Какая сложность элементов, а ей это ничего не стоит!» Так будет намного интереснее – чтобы люди видели только красоту в чистом виде, без напряженного лица. И над этим с нами тоже очень много работают тренеры.

– Наталья Осипова. Было ли что-нибудь еще?
– Моя любимая книга – «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда. Фильм мне, кстати говоря, не понравился, очень извращенный. Много откровенных сцен – тот, кто не читал саму книгу, боюсь, останется в недоумении, при каком-то искаженном мнении. В фильме ускользает главный смысл всего происходящего. Портрет – это душа. Человек совершает что-то плохое, страшное, все это меняет его душу до неузнаваемости, а со временем начинает проступать и в его внешности. Я в это верю. Некоторые люди на первый взгляд кажутся некрасивыми, но стоит заговорить с ними, посмотреть им в глаза, а в глазах отражается душа… И восприятие меняется. И этот человек уже кажется тебе таким красивым!

– Вы можете назвать кого-то, кто обладает такой внутренней красотой?
– Тех, кто внутренне некрасив я, наверное, не могу ни принять, ни воспринять. И я очень ценю, очень благодарна окружающим меня за то, что они поддерживают меня и в горе, и в радости, не отворачиваются от меня, что бы ни произошло. Еще у меня, например, есть потрясающая подруга, которая, правда, порой мне говорит очень горькую правду…

– Вам нужна горькая правда, Женя? Вам нравится ее слушать?
– Мне не всегда легко ее слушать. Но мне нравится, когда у человека есть свое мнение и он открыто его выражает, несмотря на то, что, возможно, причиняет мне этим боль. Иногда очень нужно, просто жизненно необходимо услышать: «Очнись!..» И взглянуть на себя другими глазами. Без розовых очков.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

КАНАЕВА Евгения Олеговна
Родилась 2 апреля 1990 года в Омске.
Достижения: Олимпийская чемпионка-2008. Трехкратная абсолютная чемпионка мира. Евгении принадлежат абсолютные рекорды по количеству золотых медалей, выигранных на одном чемпионате мира, – 6 из 6. (Мие-2009, Монпелье-2011). Помимо этого, во французском Монпелье в сентябре прошлого года Евгения Канаева становится первой в истории художественной гимнастики 17‑кратной (!) чемпионкой мира.
Тренеры: Ирина Винер, Вера Штельбаумс.

И. РАССКАЗОВА, "Советский спорт"

 

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могу оставлять комментарии. Регистрация.